КОНКУРС
на лучшую статью
(тезисы, размышления) по проблемам государственной национальной политики в Российской Федерации

Текущий номер

Власов В.И., Рябова Е. И."НАПРАВЛЕНИЯ, ФОРМЫ И МЕТОДЫ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПРОКУРАТУРЫ ПО УКРЕПЛЕНИЮ РОССИЙСКОГО ФЕДЕРАЛИЗМА."

Власов В.И.,
доктор юр. наук, профессор Российской академии
государственной службы при президенте РФ;
Рябова Е.И.,
аспирантка кафедры национальных, федеративных и международных отношений РАГС, помощник Останкинского межрайонного прокурора г. Москвы, юрист 3 класса

НАПРАВЛЕНИЯ, ФОРМЫ И МЕТОДЫ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПРОКУРАТУРЫ ПО УКРЕПЛЕНИЮ РОССИЙСКОГО ФЕДЕРАЛИЗМА

Федерализм – явление сложное и многогранное. В силу этого до сих пор нет единого подхода к пониманию его сущности. Л.Ф. Болтенкова на основе анализа существующей литературы по данной проблематике сформулировала 26 определений федерализма1. Тематика данной статьи логично обуславливает трактовать федерализм как форму территориальной организации многонационального и многоконфессионального общества, позволяющую в установленных устоявшихся границах обеспечить единство в многообразии.
Действующая Конституция РФ 1993 года определяет, что Российская Федерация – Россия есть демократическое федеративное правовое государство (п. 1 ст. 1). Однако в своем первом послании Федеральному Собранию РФ Президент В.В. Путин объективно отметил: «Однако надо признать: у нас еще нет полноценного федеративного государства»2.
А во втором послании он подчеркнул, что «По-настоящему сильное государство – это еще и прочная Федерация»3.
В данных высказываниях «гаранта Конституции, прав и свобод человека и гражданина» (п. 2 ст. 80) усматривается настоятельная необходимость укрепления Российского федерализма. Это усмотрение переходит в убеждение при анализе содержания Концепции национальной безопасности Российской Федерации, утвержденной указом Президента РФ от 17 декабря 1997 г. № 1300 (в редакции Указа Президента РФ от 10 января 2000 г. № 24), в которой отмечаются угрозы национальной безопасности, среди них – подрывающие федерализм:
сепаратистские устремления ряда субъектов Российской Федерации, ведущие к ослаблению политической стабильности;
дифференциация общества, девальвация духовных ценностей способствующих усилению напряженности во взаимоотношениях регионов и центра;
этноэгоизм, этноцентризм и шовинизм проявляющиеся в деятельности ряда общественных объединений, а также неконтролируемая миграция, способствующие усилению национализма, политического и религиозного экстремизма, этносепаратизма и создающие условия для возникновения конфликтов;
масштабы терроризма и организованной преступности, возрастающие вследствие зачастую сопровождающегося конфликтами изменения форм собственности, обострения борьбы за власть на основе групповых и этнонационалистических интересов.
В свете этого Концепция определяет основные задачи в области обеспечения национальной безопасности Российской Федерации, а значит укрепления российского федерализма. Среди них:
обеспечение суверенитета и территориальной целостности;
обеспечение личной безопасности человека и гражданина, его конституционных прав и свобод;
совершенствование федеративных отношений и законодательства, формирование гармоничных межнациональных отношений,
укрепление правопорядка и сохранение социально-политической стабильности общества;
создание эффективного механизма контроля за соблюдением законодательства Российской Федерации4.
Разумеется, за прошедшие годы после утверждения Концепции степень некоторых отмеченных угроз снизилась, других – относительно стабильна, некоторых (третьих) возрастает (усиливается). Это прежде всего относится к экстремизму – разрушительному социальному явлению идеологического свойства, порождающему терроризм и сепаратизм.
Первый заместитель Председателя правительства Российской Федерации, экс-министр обороны С.Б. Иванов, говоря об опасности экстремизма в интервью немецкому журналу «Шпигель» отметил: «Как это не парадоксально звучит, но экстремизм вообщестал одним из факторов распада Советского Союза. Несмотря на то, что в то время реально существовали межрелигиозная и межнациональная терпимость» (Российская газета. 28 ноября 2006 года). Коли это так, то в условиях имеющихся где-то нестабильности, а где-то напряженность межнациональной или религиозной, сепаратистских настроений может создаться угроза распада и многонациональной, многоконфессиональной федеративной России, если не противодействовать экстремизму во всех его видах и проявлениях. Это беспокоит россиян, что показало социологическое исследование выполненное специалистами Института социологии РАН в июне 2006 года. По репрезентативной общероссийской выборке во всех территориально-экономических районах страны (согласно районированию, принятому Росстатом) были опрошены 3000 респондентов в возрасте от 18 лет и старше. Опрос проводился в 71 поселении 23 субъектов РФ.
На вопрос «Насколько велика угроза распространения экстремизма в России?» ответили: «довольно велика – 25%», «весьма велика – 7%», затруднились ответить – 25% опрошенных. 32% их полагают, что «такой угрозы нет». Но угроза в любой степени возможности ее возрастания недопустима, должна быть нейтрализована. Прежде всего, это относится к угрозе возрастания терроризма, порождаемого экстремистской идеологией; возрастания которого в ближайшей и более отдаленной перспективе опасаются 50% респондентов. Также социологи решили у граждан узнать, — какие методы борьбы с экстремизмом они считают самыми эффективными. Однозначных ответов ученые не получили, единства мнений здесь нет. Одни граждане высказываются за более радикальные меры, за борьбу с терроризмом с помощью запретов и уголовного преследования, снятия с выборов одиозных политиков и их партий (от 12 до 35 процентов), другие в ходе опроса утверждали, что наилучший способ – это не запреты, а развитие демократии в целом, улучшение жизни большинства граждан страны (36 процентов). При этом среди «жестких» мер борьбы с радикалами люди в первую очередь называют уголовное преследование лиц,подстрекающих к экстремистским действиям (35 процентов), запрет продажи и размещения в Интернете националистической, фашистской и прочей подобной литературы (24), снятие с участия в выборах партий и кандидатов, пропагандирующих экстремизм (19), запрет любых радикальных партий и объединений (12).
Более того. Во многих странах в целях борьбы с терроризмом и экстремизмом власти вынуждены идти на некоторое ограничение прав и свобод остальных законопослушных и мирных граждан. Как показало исследование, большая часть россиян с пониманием отнеслась бы к таким мерам, видя в них заботу государства об их личной безопасности. Наибольшую поддержку получили идеи ужесточить контроль за въездом иностранных граждан в Россию (86 процентов – за), личный досмотр в местах массового скопления людей (77 процентов), формирование персональных баз данных в правоохранительных органах (63%), ужесточение контроля за распространением информации о частной жизни граждан через СМИ и Интернет (58%) и т.д.
В целом же, резюмируется в сообщении о данном социологическом исследовании, в вопросах борьбы с экстремизмом – как ни в чем другом – россияне выдают власти достаточно солидный кредит доверия. Для любого государства, и для нашего в том числе, оправдать его – дело чести. (российская газета. 31 октября 2006 года). Но государство осуществляет противодействие экстремизму во всех его видах и проявлениях через свои органы, которым и предстоит оправдать «кредит доверия» и особенно с честью такому органу как прокуратура. Особенно потому, что прокуратура Российской Федерации является единственным Конституционно установленным (ст. 129) государственным органом, основное предназначение которого состоит в осуществлении от имени Российской Федерации надзора за соблюдением Конституции страны и исполнением законов, действующих на ее территории. (п. 1 ст. 1 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации от 17 января 1992 года № 2202-1 в редакции Федерального закона от 17 ноября 1995 года № 168-ФЗ)5, далее – Закона о прокуратуре.
Цель прокурорского надзора заключается в обеспечении точного и единообразного понимания и применения федеральных и конституционных законов для достижения их верховенства, единства укрепления законности, защиты прав и свобод человека и гражданина, а также охраняемых правовыми нормами интересов общества и государства. И значит цели прокурорского надзора (надзора прокуратуры) совпадает с задачами поставленными для решения Концепцией национальной безопасности Российской Федерации. Прокурорский надзор за точным и единообразным исполнением законов распространяется на большинство сфер государственной и отдельные сферы общественной жизнедеятельности. Это обуславливает в рамках единого надзора как основанного (главного) направления деятельности прокуратуры, разновидностей этой деятельности, именуемых отраслями.
К отраслям прокурорского надзора относятся:
надзор за исполнением законов федеральными министерствами, государственными комитетами, службами и иными федеральными органами исполнительной власти, представительными (законодательными) и исполнительными органами субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, органами военного управления, органами контроля, их должностными лицами, органами управления и руководителями коммерческих и некоммерческих организаций, а также за соответствием законам издаваемых ими правовых актов (в ред. Федерального закона от 10.02.1999 № 31-ФЗ)6;
надзор за соблюдением прав и свобод человека и гражданина федеральными министерствами, государственными комитетами, службами и иными федеральными органами исполнительной власти, представительными (законодательными) и исполнительными органами субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, органами военного управления, органами контроля, их должностными лицами, а также органами управления и руководителями коммерческих и некоммерческих организаций (в ред. Федерального закона от 10.02.1999 N 31-ФЗ);
надзор за исполнением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, дознание и предварительное следствие;
надзор за исполнением законов судебными приставами (абзац введен Федеральным законом от 10.02.1999 N 31-ФЗ);
надзор за исполнением законов администрациями органов и учреждений, исполняющих наказание и применяющих назначаемые судом меры принудительного характера, администрациями мест содержания задержанных и заключенных под стражу (п. 2 ст. 1 Закона «О прокуратуре РФ»).
Данные отрасли не являются изолированными друг от друга, связаны общей целью, но используют свойственные им формы надзора, исходя из специфики предмета надзора. Формы надзора вытекают из полномочий прокурора, закрепленных в статьях 22, 27, 30, 33 Закона «О прокуратуре РФ». В совокупности с порядком их реализации они представляют собой средства обеспечения точного и единообразного исполнения правовых ном исполняющими их субъектами.
Для уяснения сущности форм надзора их можно сгруппировать по объектам и времени реализации, по целевому предназначению. Согласно последнему признаку, наиболее значимому для практики, формы надзора подразделяются на три группы: 1) предупреждения нарушений закона; 2) выявления нарушений закона и причин, их порождающих; 3) устранения нарушений закона и обстоятельств, им способствующих.
Так, в общем надзоре к формам предупреждения прокурором нарушений закона относятся: предостережение о недопустимости нарушений закона (п. 2 ст. 22), состоящее в том, что при наличии сведений о готовящихся противоправных деяниях прокурор или его заместитель направляет должностным лицам, а при наличии сведений о готовящихся противоправных деяниях, содержащих признаки экстремистской деятельности, руководителям общественных (религиозных) объединений письменное заранее остерегающее предупреждение (ст. 25.1).
Формы выявления прокурором нарушений закона и причин, их порождающих, в этой отрасли надзора следующие:
беспрепятственный вход на территории и в помещения соответствующих органов и организаций;
доступ к их документам и материалам;
требования от руководителей и других должностных лиц органов, в которых проверяется исполнение законов, представления необходимых документов, материалов, статистических и иных сведений;
выделения специалистов для выяснения возникших вопросов;
проведения проверок по поступившим в органы прокуратуры материалам и обращениям, ревизий деятельности подконтрольных или подведомственных им организаций;
вызов должностных лиц и граждан для объяснений по поводу нарушений законов (п. 1 ст. 22 Закона «О прокуратуре РФ».
Требования прокурора обязательны для исполнения. Неисполнение их, а также уклонение от явки по вызову влекут за собой установленную законом ответственность (ст. 6). Для устранения нарушений закона и обстоятельств, им способствующих, используются такие формы:
возбуждение уголовного дела или производства об административной ответственности;
требования привлечения лиц, нарушивших закон, к иной установленной законом ответственности (п. 2 ст. 22);
опротестование противоречащих закону правовых актов, обращение в суд или арбитражный суд с требованием о признании таких актов недействительными;
внесение представления об устранении нарушений закона (п. 3 ст. 22).
Разумеется, что деление на группы условное, они частично сливаются, ибо некоторые формы надзора совмещают в себе элементы предупреждения, выявления и устранения нарушений.
Для реализации полномочий прокурора по надзору за исполнением законов, в том числе противодействующих экстремизму, допустимы лишь правовые формы. Использование форм, прямо не закрепленных нормативными актами, будет означать превышение полномочий и потому не совместимо с основными началами (принципами) прокурорского надзора, основным из которых является принцип законности. Перечисленные же в законах формы надзора обязательны для применения в полном (во всем) объеме.
Методы как приемы, способы и пути использования форм прокурорского надзора вырабатываются передовой практикой и наукой, в отличие от форм они многообразны и не столь обязательны. Наиболее действенные из них закрепляются приказами и указаниями Генерального прокурора РФ, что обеспечивает их повсеместное внедрение в практику, и распространенность7. Но в основном они специфичны, подвижны, гибки, приспосабливаемы к местным условиям, различиям и даже конкретным ситуациям.
Если конкретные формы надзора устойчивы, ибо изменяются или отменяются как устаревшие или неэффективные лишь законодателем и по истечении времени, то методы совершенствуются, непрерывно развиваются. В то же время методы надзора должны отвечать определенным требованиям. Во-первых, они не могут противоречить не только букве закона, но и духу его, т.е. должны соответствовать закону и согласоваться с ним. Во-вторых, они должны быть оптимальными, позволяющими с минимальными затратами знаний, средств, времени получать максимальные положительные результаты. Последнее требование обуславливается как общей направленностью надзора на быстрейшее выявление, устранение и предупреждение нарушений закона, так и крайней загруженностью прокуратуры при реализации ее функций.
При этом естественно, что смешение форм и методов, возведение даже передового метода до правовой формы недопустимо, может привести к администрированию, к ухудшению прав лиц, в том числе должностных, к снижению их инициативы и самостоятельности. Метод надзора не действует вне правовой формы, форма же надзора способна к автономному существованию. В свою очередь, она должна быть достаточно совершенна, соответствовать современным требованиям по решению поставленных перед прокуратурой задач.
Значит, достижение результативности надзора за исполнением законов, в том числе противодействующих экстремизму, терроризму и сепаратизму, предполагает:
1) Обязательное и единообразное применение всех правовых форм выявления, устранения и предупреждения нарушений закона;
2) Дальнейшее законодательное совершенствование этих форм;
3) Постоянную разработку и внедрение в практику методов надзора, оптимальных применительно к условиям, месту или категориям уголовных дел;
4) Повсеместное распространение наиболее передовых приемов и способов использования правовых форм.
В статье 21 Закона «О прокуратуре РФ» законодатель вычленяет два различных проявления единой по своей сущности направленности общенадзорной деятельности: надзор за исполнением законов участниками правоотношений и надзор за соответствием законам издаваемых ими правовых актов.
Отсюда, предметом надзора прокуратуры за соответствием законам правовых актов, издаваемых представительными (законодательными) органами государственной власти субъектов Российской Федерации, является законность данных правовых актов, их соответствие Конституции, что существенно для укрепления российского федерализма.
Выявляемые нарушения требований законности при издании правовых актов, как об этом свидетельствует публикуемая практика прокурорского надзора, выражаются в следующем:
превышение компетенции при издании правового акта;
нарушениеправил, сроков, формы и процедуры издания правового акта;
уклонение от целей и задач, обозначенных в законе;
выбор ненадлежащего закона, который должен быть основой зафиксированного в правовом акте решения;
издание правового акта во исполнение отмененного или утратившего силу закона;
ссылка на обстоятельства, которых не было в действительности;
искажение смысла закона;
произвольное толкование ном закона8.
Общенадзорная деятельность прокуратуры действенна, что отражается в периодической печати. Так, в «Российской газете» читает: «За последний год Генпрокуратура шаг за шагом доказывает, что ее не зря называют «государевым оком». Количество масштабных проверок, которые ведомство провело за прошедшие месяцы, исчисляется не одним десятком. При чем речь идет не формальных визитах прокуроров в различные министерства и ведомства, а о целенаправленной работе, которая приносит вполне ощутимые результаты» (3 апреля 2007 г.).
Но нельзя не отметить что в печати время от времени появляются критические публикации в отношении органов прокуратуры, в которых некоторые авторы предлагают лишить прокуратуру надзорного направления деятельности (надзорных функций), утверждая, что главным направлением деятельности прокуратуры должно быть угловное преследование.
Здесь не учитывается, что «в российских условиях прокуратура, не входя ни в одну из ветвей власти, выполняет функцию одного из элементов системы сдержек и противовесов»9 и, добавим, путем выявления нарушений законов и принятия мер к их устранению и предупреждению обеспечивает деятельность каждой ветви власти (законодательной, исполнительной, судебной) в рамках их конституционного поля.
Прокурорский надзор – надзор внешний, беспредвзятый. Он «свободен от ведомственных и местнических влияний, вследствие чего объективно исходит из общегосударственныхзадач»; а общий надзор к тому же «имеет непосредственное отношение к обеспечению подлинного, отвечающего условиям жизнедеятельности федеративного государства суверенитета субъектов РФ, предотвращению сепаратистских тенденций»10. Это объясняется тем, что общий надзор связан с обеспечением законности и в сфере государственного управления и в сфере местного самоуправления; распространяется на законодательную деятельность субъектов Федерации, органы управления негосударственными структурами.
В других (остальных) отраслях прокурорского надзора, исходя из особенностей их конкретизируемого (в зависимости от сферы деятельности) предмета надзора и возникающих правоотношений между прокурором и юридическими, физическими или должностными лицами в ходе надзорной деятельности применяются общие (те же) по форме правовые средства реагирования: требования, протесты, постановления, представления, которые при решении вопроса об ответственности выявленных нарушителей закона (уголовной, материальной, гражданско–правовой, административной, дисциплинарной) получают соответствующее содержание. Применяемые методы надзора в этих отраслях основываются на тех же закономерностях и правилах, что и в общем надзоре, но с учетом специфики каждой отрасли.
Согласно статей 35-38 Закона «О прокуратуре РФ» прокуроры участвуют в рассмотрении дел судами в случаях, предусмотренных процессуальным законодательством России и другими федеральными законами.
Формы участия прокуроров в судебной деятельности весьма разнообразны.
Если кратко, то в уголовном судопроизводстве прокурор продолжает осуществлять уголовное преследование выступая в качестве государственного обвинителя, вносит представления об опротестовании приговора, определения, постановления судов; учувствует в рассмотрении дел в контрольных стадиях судопроизводства (кассационной и надзорной) и при разрешении судом вопросов, связанных с исполнением приговоров В гражданском судопроизводстве прокурор, в частности в праве обратитьсяв суд в защиту неограниченного круга лиц при наличии к тому оснований или интересов Российской Федерации, ее субъектов и муниципальных образований (ст. 45 Гражданского процессуального кодекса РФ).
В арбитражном судопроизводстве прокурор вправе среди прочего обратиться в суд с заявлением об оспаривании нормативных равовых и иных актов органов государственной власти Федерации, ее субъектов и органов местного самоуправления, затрагивающих права и законные интересы граждан в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности (ст. 52 Арбитражного процессуального кодекса РФ).
Генеральный прокурор РФ вправе обращаться в Пленум Верховного Суда РФ, Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ с представлением о даче судам разъяснений по вопросам судебной практики по гражданским, арбитражным, уголовным, административным и иным делам (ст. 39 Закона «О прокуратуре РФ»). Что касается конституционного судопроизводства, предусмотренного Конституцией РФ, то Генеральный прокурор Российской Федерации вправе обращаться в Конституционный Суд РФ по вопросу нарушения конституционных прав и свобод граждан законом, примененных или подлежащий применению в конкретном деле (п. 6 ст. 35 Закона «О прокуратуре РФ». Формы обращения и участия обратившихся регулируются ст.ст. 36, 53, 62 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации»11.
В целом учасие прокуратуры в рассмотрении судами дел как направление ее деятельности существенно, а в условиях необходимости укрепления федеративного правового демократического государстве приобретает особо важное значение.
Важнейшее значение имело и имеет и такое направление деятельности прокураты как уголовное преследование, которое осуществляется в его двух формах: а) в форме возбуждения и расследования уголовных дел и б) в форме поддержания государственного обвинения в суде. Осуществляет уголовное преследование прокуратура в соответствии с полномочиями, установленными федеральным уголовно-процессуальным законодательством (статьи 20-23, 27 Уголовно-процессуального кодекса РФ – далее УПК РФ). Первое направление деятельности свойственно и другим государственным органам, наделенным правом возбуждать дела и производить дознание или предварительное следствие. Но при этом осуществляя расследование преступлений каждый такой орган исходит из подследственности именно определенной категории уголовных дел. Наделена такой подследственностью и прокуратура. Эту подследственность законодатель определяет (распределяет) исходя из характера совершенных преступлений, иных обстоятельств и особенностей дела между органами предварительного следствия в целях обеспечения их полного, всестороннего, объективного и быстрого расследования.
Статья 151 УПК РФ содержит обширный перечень преступных деяний расследование которых поручено (предписано) проводить прокуратуре. Среди них преступления против основ конституционного стоя и безопасности: вооруженный мятеж (ст. 272 УК РФ), возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства (ст. 282 УК РФ); организация экстремистского сообщества (ст. 282.1 УК РФ); организация деятельности экстремистской организации (ст. 282.2 УК РФ).
Среди них и преступления против общественной безопасности и общественного порядка: терроризм (ст. 205 УК РФ); организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем (ст. 208 УК РФ); бандитизм (ст. 209 УК РФ); организация преступного сообщества (ст. 210 УК РФ); массовые беспорядки (ст. 212 УК РФ).
Прокуратура расследует и преступления против порядка управления (ст.ст. 317, 318 УК РФ); против военной службы (ст. 331 УК РФ); против жизни и здоровья (связанные со смертью потерпевшего (ст. 105-111 УК РФ), а также деяния связанные с похищением человека (ст. 126 УК РФ), торговлей людьми (ст. 127.1 УК РФ), противоправным нарушением конституционныхправ и свобод человека и гражданина (ст.ст. 136-149 УК РФ).
К подследвенности прокуратуры относятся и такие преступления как получение взятки (ст. 290 УК РФ) и дача взятки (ст. 291 Уголовного кодекса РФ).
Уголовное преследование строго обязательное процессуальное направление деятельности прокуратуры (ст. 21 УПК РФ) и по тому прокуроры наделены правом принять к своему производству или поручить подчиненному ему прокурору или следователю расследование любого преступления, исходя из обстоятельств (ст. 37 УПК РФ)12.
Безусловно, это направление деятельности прокуратуры значимо для выполнения задач поставленных в Концепции национальной безопасности Российской Федерации.
Как отмечалось, в Концепции национальной безопасности РФ среди угроз данной безопасности называется возрастание масштабов терроризма и организованной преступности «вследствие зачастую сопровождающегося конфликтами изменения форм собственности, обострения борьбы за власть на основе групповых и этнонациолистических интересов». Практика подтверждает это. В 2001 году в Российской Федерации было совершено 327 террористических актов, в 2002 г. – 360, в 2003 г. – 561, в 2004 г. – 265, в 2005 г. – 203. В то же время в 2003 году зарегистрировано лишь
157, в 2004 – 170, в 2005 – 152 преступления экстремистской направленности и выявлено в 2003 г. – 142, в 2004 г. только 96 лиц, их совершивших.
В статье известного правоведа и прокурорского работника, из которой взяты показанные цифры далее отмечается: «Если подойти к оценки состояния законности и преступности в рассматриваемой сфере с учетом того, что терроризм является крайним и самым опасным проявлением экстремизма, то получается парадоксальная ситуация, характеризующаяся в отдельные периоды многократным превосходством количества террористических актов не только над количеством осужденных за экстремистскую деятельность, но и над количеством выявленных преступлений экстремистского характера. Поскольку террористических актов объективно не может быть больше, чем преступлений на почве экстремистских проявлений, необходимо сделать неутешительный вывод о том, что сегодня борьба с экстремизмом осуществляется всеми без исключения субъектами противодействия экстремисткой деятельности еще не достаточно эффективна»13.
Между тем Концепция национальной безопасности Российской Федерации требует «повышения эффективности имеющихся форм и методов борьбы с этой угрозой, принятия безотлагательных мер по ее нейтрализации». Неудивительно, что в соответствии с приказом Генерального прокурора РФ от 17 мая 2004 года № 13 повышение эффективности прокурорского надзора за исполнением законов о противодействии экстремистской деятельности является одним из приоритетов деятельности прокуратуры.
Этот приоритет тем более значим, поскольку Закон «О прокуратуре РФ» возлагает на Генерального прокурора Российской Федерации и подчиненных ему прокуроров координацию деятельности по борьбе с преступностью и определяет основные формы такой координации: координационные совещания, организация рабочих групп, истребование статистической и другой необходимой информации (ст. 8).
Координируют прокуроры деятельность по борьбе с преступностью органов внутренних дел РФ, органов Федеральной службы безопасности, органов по контролю за оборотом наркотических и психотропных средств, органов таможенной службы и других правоохранительных органов. Детально организационно-управленческие правомочия органов прокуратуры в сфере координации определены Положением о координации деятельности правоохранительных органов, утвержденном Указом Президента РФ 18 апреля 1996 г. № 56714.
Положение конкретизирует основные формы координации, называя среди них разработку и утверждение планов совместных мероприятий (полугодовых, перспективных); совместные выезды на места для согласования деятельности и оказания необходимой помощи; создания совместных оперативно-следственных групп для расследования конкретных преступлений; издание совместных приказов и указаний; организация взаимного обмена опытомработы.
Необходимость применения и выбор названных и иных целесообразных допустимых форм координации определяются участниками ее исходя из обстановки.
Структурными ячейками координационной деятельности являются координационные совещания, начиная от всероссийской при Генеральном прокуроре РФ и кончая городскими и районными. Прокурор при установлении входе осуществления своей деятельности необходимости совершенствования действующих нормативных правовых актов вправе вносить в законодательные органы и органы, обладающие правом законодательной инициативы, соответствующего и нижестоящего уровней предложения об изменении, о дополнении, об отмене или о принятии законов и иных нормативных правовых актов (ст. 9 Закона «О прокуратуре РФ»).
Участие в законотворческой правотворческой деятельности органов прокуратуры предопределяется распространением прокурорского надзора практически на все сферы правовых отношений и отсюда осведомленностью этих органов как об исполнении законов, так и об их пробелах и недостатках. На согласование усилий органов прокуратуры по участию в правотворческой деятельности направлено Указание Генеральной прокуратуры РФ от 22 февраля 1993 г. № 3/22 «Об участии органов и учреждений прокуратуры Российской Федерации в законотворческой деятельности».
Таким образом, направлениями деятельности прокуратуры российской Федерации по действующему законодательству являются: надзор за исполнением законов; участие в рассмотрении судами дел; уголовное преследование лиц, совершивших преступления; координация борьбы с преступностью; участие в правотворческой деятельности.
Деятельность прокуратуры по всем этим направлениям осуществляется через применение установленных федеральными законами правовых форм и научно обоснованных апробированных и выверенных методов (в своей системной совокупности составляющих общую методику деятельности прокуратуры).
Деятельности прокуратуры свойствен принцип гласности в концентрированном своем выражении появляются в ежегодном представлении Генеральным прокурором РФ Федеральному Собранию РФ и Президенту РФ докладе о состоянии законности и правопорядка в стране и о проделанной работе по их укреплению.
В текущем, 2007 году, такой Доклад уже представлен.

Издательство осуществляет публикацию основных научных результатов на соискание ученых степеней доктора и кандидата наук.
Журнал «Этносоциум» внесён в перечень ведущих научных журналов и изданий ВАК (Высшая Аттестационная Комиссия). Журнал зарегистрирован в Министерстве Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций. Свидетельство о регистрации СМИ № 1047796682064