КОНКУРС
на лучшую научную и научно-публицистическую работу по теме: Молодежная политика. 
Цифровая экономика.

Текущий номер

Столяров М.В., Рябова Е.И. Наука против террора

Столяров М.В.
доктор политических наук, профессор
Рябова Е.И.
кандидат политических наук

 

Наука против террора

 

Научному сообществу и широкой общественности предложена монография Р. Н. Курбанова «Противодействие экстремизму в Республике Северная Осетия-Алания (вопросы теории и практики)». Издание осуществляется под общей редакцией В.И. Власова, профессора Российской Академии государственной службы при Президенте РФ, доктора юридических наук, являющегося одним из крупнейших специалистов России в этой области. На фронте борьбы с террором отмечается весьма тревожная ситуация. Носителями идеологии терроризма на юге России, как вытекает из всего содержания работы, являются, прежде всего, т.н. борцы за великий Халифат, разбросанные по Северном Кавказу в виде бандформирований и хорошо организованных преступных групп религиозных фанатиков-ваххабитов. Пытаясь противостоять распространению террора - «чумы XXI века» в одной из «горячих» точек страны, автор анализирует этнополитическую ситуацию в Республике Северная Осетия-Алания, рассматривает опыт, накопленный в Республике органами государственной власти по противодействию экстремистской деятельности, правоохранительными органами, институтами гражданского общества. Даются конкретные рекомендации по повышению эффективности противодействия экстремизму в названном субъекте Российской Федерации. 

Активная фаза борьбы против мира и стабильности на Юге России началась с нападения боевиков-ваххабитов во главе с одним из наиболее оголтелых террористов Шамилем Басаевым на Дагестан. Оценивая обстановку 1990-х годов В.Путин отмечал, что: «…мы  столкнулись с неприкрытым подстрекательством сепаратистов со стороны внешних сил, заинтересованных в ослаблении, а может быть, и в развале России». Под руководством эмиссаров «Аль-Каиды» действовали лагеря подготовки террористов. Самозваный Конгресс народов Ичкерии и Дагестана провозгласил своей целью создание радикального по своей сути так называемого халифата — от Черного до Каспийского моря. Подготовка агрессии против России с целью отторжения её исконных территорий велась абсолютно открыто. Затем, как и предвиделось, «запылал» весь Кавказ. Беда пришла и в Северную Осетию.

Для многонациональной и поликонфессиональной России «экстремизм, связанный с расовой, национальной, религиозной ненавистью и ксенофобией. В этом виде он особенно опасен». Эти слова, сказанные Председателем Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации Б.В. Грызловым в 2006 году, актуальны и сегодня. К сожалению, наблюдается тенденция усиления распространения экстремистской идеологии (идеологии крайних взглядов). Автор приводит статистику Министерства юстиции Российской Федерации: список материалов, признанных судами экстремистскими, как утверждает автор, составил по состоянию на 19 марта 2009 г. 327 наименований.

Автор монографии убедительно показывает, что террористы и их пособники прилагают усилия по идеологической обработке молодежи, пополнению своих рядов. В свою очередь, эмиссары зарубежных террористических и религиозно-экстремистских организаций пытаются вести вербовочную работу в регионах страны. Информационную поддержку им оказывают отдельные неправительственные иностранные организации, которые используют в этих целях социально-экономические проблемы, этнонациональные и религиозные противоречия.

Автор своей работой как бы мобилизует все государственные ресурсы на борьбу с терроризмом.

Р. Курбанов убедителен в своих доводах о том, что конфликт на Северном Кавказе обострился не сегодня. Он – следствие многих трудных, неразрешенных до сегодняшнего дня этнополитических проблем. Например, - проблема вынужденных переселенцев и беженцев ингушской национальности.

По мнению некоторых политологов, конфликт между осетинами и ингушами до сих пор нельзя считать разрешенным, ввиду того, что значительная часть вынужденных переселенцев-ингушей, не может вернуться к местам прежнего проживания. Автор аргументировано полемизирует с оппонентами, называя их утверждения по этому вопросу голословными и «идущими  вразрез с существующей реальностью». Автор призывает все стороны относиться к  процессу возвращения беженцев взвешено, учитывая мнение большей части населения тех населенных пунктов, куда предполагается возвращать вынужденных переселенцев. Осетинская сторона предпринимает серьезные шаги по снятию напряженности в отношениях двух народов.

Перспективы этнополитической стабилизации и сохранения единства и целостности России зависят от усилий власти в этнополитической сфере и достижения равновесия этносов, соединенных общей судьбой на своей земле. 

Политика части региональных элит в 1990-е годы, как пишет Р. Курбанов, была ориентирована на национальное обособление, формирование и обоснование в некоторых регионах национальной исключительности титульных этносов, что привело к росту ксенофобии, этнической и религиозной нетерпимости, нарушению в некоторых субъектах Российской Федерации прав нетитульного, в т.ч. русского населения, национальных меньшинств, коренных малочисленных народов.

Это обусловило смену единой советской идентичности различными, часто конкурирующими формами региональных, этнических и религиозных идентичностей. Этнические, религиозные и культурные традиции, объединяемые в понятии этнокультурные традиции народов России, становились, подчас, не фундаментом многонационального единства, а причинами нестабильности государства и разобщенности общества.

Более того, ряд зарубежных государств и международных организаций, стали использовать этнический и религиозный факторы для реализации на территории России собственных геополитических и геокультурных сценариев, подрывающих национальную безопасность и традиционный социокультурный уклад нашего государства.

Значительным дестабилизирующим фактором развития внутриполитической ситуации в РСО-Алания является ситуация вокруг Республики Южная Осетия и последствия грузино-осетинского конфликта 1989-1992 г.г, а также грузинской агрессии, предпринятой режимом Саакашвили в ночь с седьмого на восьмое августа 2008 года. 

Р.Курбанов с большой озабоченностью говорит о том, что в РСО-Алания очень болезненно воспринимают события в Южной Осетии, связанные с курсом грузинского руководства на восстановление любой ценой территориальной целостности Грузии, приведшие в итоге к военной агрессии режима Саакашвили в отношении народа Южной Осетии в августе 2008 года. Российской Федерацией, как и всем осетинским народом, данные события были восприняты ни чем иначе, как акт геноцида в отношении осетинского народа. Как отметил в своем заявлении Президент Российской Федерации Дмитрий Медведев, грузинским руководством был выбран самый бесчеловечный способ присоединить к Грузии Южную Осетию – «…ценою уничтожения целого народа».

Следует иметь в виду, что в ряде республик тон в нацио­нальных движениях задавали политические силы, считающие, что право титульной нации на самоопределение должно быть реа­лизовано ею путем создания независимого государства, т.е. по­средством выхода из состава России. Несомненно, некоторые из таких радикально настроенных участников национальных дви­жений были искренне убеждены в том, что лишь создание неза­висимого национального государства позволит в полной мере удовлетворить потребности конкретного народа в сфере языка, культуры, образования, традиционного образа жизни, обеспечит ускорение его экономического и социального прогресса. Одна­ко главные интересы подлинных вдохновителей и организато­ров национальных движений лежали в иной плоскости: обеспе­чение беспрепятственного, ничем не ограниченного доступа к власти и ресурсам.

Автор своей работой убеждает в том, что народы Северного Кавказ были и остаются с Россией навсегда.

Несомненно, напряженность в этнополитической обстановке в республике Северная Осетия-Алания усугубляется наличием в прилегающих к ней республиках, а также на ее территории – приверженцев радикального течения в исламе – ваххабизма. 

Эффективность этнического федерализма как формы урегулирования этнополитических конфликтов определяется мерами легальной и легитимной нейтрализации этнополитических конфликтов в рамках существующих политических и правовых институтов. Ее отличительная черта заключается в отказе от применения вооруженного насилия участниками противоборства, проведении референдумов, приглашении к участию и сотрудничеству в диалоге с сепаратистами иных этнических групп, руководства других регионов. Факторами и условиями выбора этой политики служат выработанная многими годами культура мирного разрешения этнополитических конфликтов, ограниченность ресурсов самих сепаратистов, не идущих на вооруженную борьбу. Так, Канадский опыт урегулирования конфликта с Квебеком и политика бельгийского правительства в отношении фламандских сепаратистов демонстрируют ее достоинства и недостатки. 

Неурегулированность межэтнических конфликтов по мнению многих экспертов определяется попытками решать проблемы силовым путем. Эти процессы характеризуются высокой степенью этнополитической мобилизации «восстающих» этнических групп,  а также зачастую жесткой линией правительств на сохранение относительно централизованных форм государства. При этом властями недостаточно учитываются культурные и образовательные потребности этнических групп, их проблемы в сфере сохранения идентичности и национального образования. К сожалению, во многих странах, как и в России, оказываются малопродуктивными социально-экономические меры нейтрализации факторов конфликта. Имеет место поддержка сепаратизма со стороны этнической мафии и других преступных групп.

По мнению автора монографии, оправдало себя решение о сохранении министерства по делам национальностей в Северной Осетии. Это своего рода специальный политический инструмент, работающий на формирование безконфликтных межнациональных отношений, межконфессионального толерантного сотрудничества. При таком решении вопроса в Республике Северная Осетия-Алания на более высоком деловом и профессиональном уровне возможно выстраивание отношения органов власти с общественными организациями. Как жаль, что такого министерства сегодня нет на общенациональном, то есть федеральном уровне!

Отсутствие в многонациональной России органа, который мог бы проводить этнополитический мониторинг, в какой-то мере способствует сохранению угрозы совершения террористических актов, как на территории всего Южного федерального округа, так и на территории РСО-Алания. Эта угроза не формальна, а более чем реальна, о чем свидетельствует последний теракт во Владикавказе 6 ноября 2008 года. Ценой немалых усилий нам удалось предотвратить распад страны и остановить войну на Северном Кавказе. Сепаратизм отступил, а терроризму – при всей сохраняющейся остроте этой угрозы – нанесены решающие, сокрушительные удары. 

Российская Федерация – одно из крупнейших многонациональных государств в мире, где проживает более ста шестидесяти народов, каждый из которых обладает уникальными особенностями материальной и духовной культуры, что составляет человеческий потенциал страны и ее регионов. 

Многообразие национального, религиозного состава населения и этнокультурного ландшафта, многовековой опыт межкультурного и межрелигиозного взаимодействия, высокая степень участия институтов гражданского общества в реализации региональной государственной национальной политики, определяют основные особенности российских регионов, потенциал их социально-экономического развития и конкурентоспособности. 

Именно в этом заключается научная и гуманитарная ценность данной монографии, отнологически охватывающей все вышеперечисленные ценностные ориентиры, столь необходимые для многонационального сообщества россиян.