КОНКУРС
на лучшую научную и научно-публицистическую работу по теме: Молодежная политика. 
Цифровая экономика.

Текущий номер

Щеголькова Е. Ю. Общее и особенное в межэтнических установках граждан в российских регионах с доминирующим русским населением

Щеголькова Е.Ю.,

научный сотрудник Центра исследования

межнациональных отношений

Института социологии РАН

Общее и особенное в межэтнических установках граждан в российских регионах

с доминирующим русским населением

Реформирование общественно-политической жизни Российской Федерации потребовало критического осмысления теории и политической практики межнациональных отношений в стране и регионах. В этой ситуации российское общество нуждается в новых идеях общественного преобразования, учитывающих полиэтнический состав населения и наследие предшествующего периода развития, в масштабном философском подходе к себе и к миру с целью интеграции в мировое развитие XXI века. В России ощущается потребность в консолидации, обеспечивающей мирное общежитие в современных условиях всех граждан страны. В качестве идей такого рода выступают представления о равноправном взаимодействий народов в демократическом обществе. Еще Р. Парк писал что, характерной чертой истинной (идеальной модели) демократии является полное отсутствие социальной дистанции между членами единого сообщества. Но поскольку полная реализация этой идеи пока утопична, важно развивать представления конкретизирующиеся в понимании этнической толерантности, межкультурного сотрудничества, культурного разнообразия, социального равенства при наличии культурных различий и т.п.

Сегодня мировое сообщество осознало необходимость толерантности как нормы межгосударственных, межнациональных и межличностных отношений. В связи с этим одной из важнейших задач, стоящих перед нашим обществом, является создание благоприятных условий для формирования у людей толерантных представлений.

Известно, что терпимость — добродетель индивидуальная. Но она становится добродетелью коллективной, если способствует функционированию механизмов демократии и принятия взаимоприемлемых решений. Конструктивному диалогу культур должно предшествовать распространение идей терпимости, что, вне всякого сомнения, найдет и находит понимание у многих правительственных и неправительственных организаций.

Толерантность может рассматриваться не только как потенциал поддержания мира и спокойствия в стране, но и как показатель степени готовности массового сознания населения к открытости и сотрудничеству с мировым сообществом на основе общепризнанных демократических принципов. Формирование толерантного отношения к мигрантам и этническим меньшинствам со стороны местного населения, лидеров национально-культурных организаций, представителей органов власти, правоохранительных органов и научных кругов выступает как ресурс формирования толерантности в межнациональных отношениях в регионах России.

Регулирование межнациональных отношений должно осуществляться в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права. Эти принципы вытекают из мирового опыта, из исторических особенностей многовековой российской государственности, из современных реалий Российской Федерации.

В нашей стране сложилась известная традиция регулирования межэтнических отношений: российское государство имело долгую историю сосуществования и взаимодействия разных народов в рамках общих административных границ. Это позволило выработать определенные механизмы и подходы к регулированию межкультурного взаимодействия, сделать их относительно привычными для публичной сферы.

В постсоветской России проблема регулирования межэтнических отношений тоже не уходила из публичной политики. На протяжении ряда лет обсуждалась и разрабатывалась Концепция государственной национальной политики 1 , приняты законы, направленные на регулирование межэтнического взаимодействия — Закон о национально-культурной автономии, Закон о коренных малочисленных народах, Закон о языках народов РФ. На этом фоне органы государственной власти проводят работу, направленную на поддержание в обществе межнационального согласия, с учетом разумных интересов национальностей, населяющих Российскую Федерацию. Министерством регионального развития России совместно с комиссиями и комитетами Федерального Собрания Российской Федерации, заинтересованными министерствами и ведомствами проводится работа с общественными, национально-культурными и религиозными объединениями, с целью учета мнения представляемых ими групп населения в процессе выработки, правовых актов, управленческих решений.

На уровне субъектов Российской Федерации, определены органы исполнительной власти, курирующие взаимодействие с национально-культурными общественными и религиозными организациями, образованы совещательные консультативные органы при высших должностных лицах республик, краев и областей, объединяющие руководителей национально-культурных общественных объединений и религиозных организаций, представителей научного сообщества. Деятельность этих органов связана с выработкой решений по проблемам межнациональных и межконфессиональных отношений. В регионах ведется работа с национально-культурными обществами (НКО).

Разрабатывается целый ряд федеральных и региональных программ, направленных на выравнивание социально-культурной инфраструктуры территорий проживания. Усилия направлены на то, чтобы культурно-информационная система обрела плюралистический, многокультурный характер в государстве в целом и в субъектах Федерации. Механизм реализации этнонациональной политики на федеральном уровне осуществляется посредством федеральной целевой программы «Этнокультурное развитие регионов России». В Московском регионе в целях дальнейшей реализации концептуальных подходов, отраженных в среднесрочной городской целевой программе «Москва многонациональная: формирование гражданской солидарности, культуры мира и согласия (2005-2007 гг.)», принята городская целевая программа «Столица многонациональной России» на 2008-2010 гг.», которая имеет комплексный характер и охватывает основные направления общественной жизни города.

Принимаемые меры отвечают как раз состоянию настроений в обществе, поскольку осознается необходимость борьбы с предубеждениями и преодоление ксенофобии. Также как в других странах с высоким и быстрым притоком иноэтничных мигрантов в больших городах и приграничных территориях немало людей с интолерантными установками, многие из которых готовы, открыто проявлять свою враждебность. Поэтому важно выявлять изменения в массовых настроениях, установках людей, о которых говорят не столько проявления экстремистских прецедентов в том или ином регионе, сколько реальные факты повседневного общения людей и результаты социологических исследований.

Цель статьи – оценить межэтнические установки людей в региональных центрах России и выявить основных тенденции и факторы, влияющих на их изменение.

Эмпирической основой для анализа стали данные межрегионального исследования «Будущее России: социальная сфера», в котором автор принимала участие. Проект реализовывался социологическими факультетами университетов, входящих в сеть МИОНов (Межрегиональные институты общественных наук) при спонсорской поддержке АНО «ИНО-Центр (Информация. Наука. Образование.)». Координирующим ресурсным центром исследования была группа ученых из ИС РАН (Дробижева Л.М. – рук., Чирикова А.Е., Черныш М.Ф.). В статье также использованы материалы репрезентативных исследований Аналитического центра Ю. Левады, ВЦИОМа.

 

Теоретико-методологические основы. Природа межэтнических взаимодействий настолько сложна и многообразна, что их постижение в рамках одной методологической модели не представляется возможным и необходим интегрированный подход к рассмотрению данного феномена. Сфера межэтнических отношений представляет собой междисциплинарную область знаний, являясь предметом изучения социологии, политологии, этнографии, этнологии, этнопсихологии, социальной психологии. Представляется, что только подход, предполагающий широкую междисциплинарную опору на данные различных наук, может обеспечить многомерное изучение процессов межэтнического взаимодействия в условиях полиэтнического социума. Исследование природы межэтнического взаимодействия возможно через реализацию феноменологического подхода, рассматривающего общество как явление, созданное и постоянно воссоздаваемое во взаимодействии индивидов, общество как наш жизненный опыт общения с другими людьми вокруг нас. Мы исходили из основных положений теории конструирования социальной реальности П. Бергера и Т. Лукмана, который ориентирует нас на понимание межэтнических взаимодействий под воздействием конструируирования социальной реальности в контексте данной культуры и продуцируют модели социальных взаимоотношений, определяемые мотивами на основе восприятия и знания друг друга и влияния государства и лидеров.

Наш опыт общения с другими людьми чрезвычайно многообразен, но дело в том, что некоторые из наших взаимодействий с другими – это нечто новое и непривычное, а некоторые становятся нашей повседневностью. Кроме того, с некоторыми из «других» людей мы сталкиваемся как с конкретными и уникальными индивидами в ситуациях «лицом-к-лицу»; а с некоторыми «другими» мы общаемся как анонимные представители своих социальных групп, действуя на расстоянии. Более того, многие из индивидов, с которыми мы встречаемся, существуют и действуют, в свою очередь, в качестве агентов или представителей своих групп. Таким образом, мы относимся к людям анонимно, как к типичным представителям тех или иных групп дополнительно к их конкретной индивидуальности. Наш непосредственный опыт взаимодействия с «другими» «лицом-к-лицу» — это микромир. Помимо этого мы все живем в макромире, состоящем из гораздо более крупных структур, включающих нас в отношения более абстрактные, анонимные и удаленные. Эти два мира в нашем опыте испытывают постоянное взаимопрониковение. В рамках такого понимания межэтнические отношения являются многоуровневым феноменом. По субъекту распространения они имеют уровни межличностных и межгрупповых взаимодействий. По способу коммуникации можно различать непосредственные (трудовая миграция, студенческие обмены, перемещение миллионов эмигрантов и беженцев, туризм) и опосредованные современными средствами массовой коммуникации от спутникового телевидения до сети «Интернет» межэтнические контакты. Поскольку трудно выделить в чистом виде только межличностные или только межгрупповые отношения, межэтнические взаимодействия большинства людей можно расположить в следующей системе координат, на одной оси которой располагаются межличностные и межгрупповые взаимодействия, на другой – непосредственные и опосредованные.

Межличностные отношения служат удовлетворению социальных потребностей человека в близости, понимании; межгрупповые отношения способствуют достижению социальной (этнической) идентичности, внутригрупповой интеграции и межгрупповой дифференциации. На межличностном уровне наблюдается наибольший разброс мнений и отношений, тогда как на межгрупповом наблюдается наибольшее совпадение, концентрация, консолидация мнений членов группы. Межгрупповые отношения существуют благодаря тому, насколько индивид воспринимает себя и других людей, принадлежащими той или иной общности. Межгрупповые отношения сложнее межличностных, потому что в них проявляются общественные отношения, в которые включён каждый человек, входящий в состав той или иной группы. Общественные отношения (экономические, производственные, политические, правовые, нравственные, эстетические, религиозные, национальные и др.) детерминированы общественно-практическим бытием.

Мы рассматриваем межнациональные отношения через призму межэтнических установок. Как любые установки, межэтнические установки имеют трехкомпонентную структуру, состоящую из когнитивного, аффективного и конативного компонентов. Когнитивный компонент представляет собой знание об объекте установки. Аффективный компонент – это эмоциональное отношение к объекту, положительное или отрицательное, оценка объекта. Конативный компонент отвечает за готовность индивида к действию по отношению к объекту, т.е. это поведенческий компонент. Концепция объединения именно этих трех компонентов в качестве составляющих социальной установки широко признана. Межэтнические установки складываются из когниций – т.е. представлений о том, какими бывают представители других национальностей, из эмоций – т.е. чувств, испытываемых к представителям других национальностей и поведенческого компонента – т.е. готовности совершать какие-либо поступки в отношении лиц иной национальности. Вопрос о том, является ли какой-либо из компонентов доминирующим по отношению к остальным, остается открытым. Аффективный компонент чаще всего проявляется при непосредственном взаимодействии с отдельными индивидами. Поведенческий компонент межэтнической установки формируется у человека в соответствии с испытываемыми им чувствами к представителям других национальностей и с опорой на имеющиеся знания, сведения о них.

В нашем исследовании методической основой измерения межэтнических установок стала Шкала социальной дистанции Богардуса. Она позволяет измерять психологическую готовность к сближению или же, наоборот, к отторжению людей другой национальности, независимо от их личностных качеств и особенностей. Ответ респондента на вопрос о том, какова у него готовность контактировать с представителями других национальностей в разных сферах общения, позволяет определить социальную дистанцию, которую человек хотел бы сохранить между собой и данной этнической группой. Э. Богардус отмечал, что демократическое общество стремится к уменьшению социальной дистанции, хотя определенная социальная дистанция всегда есть между людьми. Отсутствие или наличие дистанцированности позволяет нам говорить об определенном уровне толерантности / интолерантности, поскольку предрасположенность к принятию / отторжению социальных контактов является одной из ее составляющих.

В нашем исследовании модифицированная шкала Богардуса содержит семь позиций, каждая из которых характеризует готовность принять человека другой национальности в том или ином качестве. Выделенные позиции можно соотнести с различными сферами социальной действительности, каждая из которых удовлетворяет соответствующие потребности личности 2 :

Каждому выделенному уровню потребностей и ситуаций соответствует определенная диспозиция. Иерархию диспозиций составляют социальные установки индивида, выражающие отношение к отдельным социальным объектам и областям, к обстоятельствам жизни, детерминированным общими социальными условиями, типом общества. Кроме того, предложенная иерархия регулирует поведение и деятельность людей в различных значимых ситуациях – от эмоциональных реакций в привычных ситуациях до целеполагания. И если в элементарных, обыденных ситуациях, когда происходит непосредственное взаимодействие с конкретным человеком, значительную роль играет аффективный компонент установки, то в случае непривычного, опосредованного общения преобладающие выражение получает когнитивный компонент.

Поэтому естественно, что у человека не может быть одинаковых установок в отношении всехпредставителей других национальностей. Спектр восприятия людей других культур достаточно широк, а само межкультурное восприятие достаточно избирательно. У человека могут сформироваться позитивные установки в отношении одних национальностей негативные в отношении других. Кроме того, могут различаться межэтнические установки к одной и той же национальности, направленные на отношения разного уровня и возникшие в разных ситуациях.

Межэтнические установки, как разновидность социальных, способствуют включению индивидов в социальную действительность и приобщение к культуре общества, способствуют самоидентификации людей в окружающем мире, а также регулируют межличностные отношения. Они обеспечивают способность индивида реагировать на социальную ситуацию или социальный объект.

 

Межэтнические установки в регионах России . С 90-х гг. ХХ в. расположенность русских к культурному контакту была сильно понижена в связи с ухудшением социально-экономического положения, изменением их статуса по отношению к другим народам – потери ими символического положения «старшего брата». Во многом характер межнациональных отношений определяют такие факторы, связанные с реформированием общества и сложностями его перехода к рыночной экономике, как неудовлетворенность людей разных социально-профессиональных и этно-национальных групп своим материальным положением, неверие населения в возможность его улучшения. Эти изменения, безусловно, отразились на социальных межэтнических установках людей.

Прежде чем обратиться к результатам нашего исследования, рассмотрим данные опросов общественного мнения, в той или иной мере затрагивающие проблему межнациональных отношений. По данным исследований Левада-Центра в апреле 2007 г. межнациональную напряженность ощущали 22% россиян [табл. 1.]. Самая большая межнациональная напряженность – в Северо-Западном регионе (41%).

Таблица 1.

Ощущается ли сейчас в том городе, районе, где вы живете, межнациональная напряженность?

 

Ноябрь 2005

Апрель 2006

Ноябрь 2006

Апрель 2007

определенно да/ скорее да

26

22

30

22

скорее нет/ определенно нет

70

74

64

63

затруднились ответить

4

4

6

5

 

При этом проблема «Роста национализма, ухудшения межнациональных отношений» тревожит не более 6% россиян, и, конечно, русских больше тревожит рост цен, «кризис морали» и «культуры», «распределение доходов» 3 . Одновременно с этим 41% респондентов считают, что было бы неплохо осуществить, но в разумных пределах идею «Россия для русских» 4 . На фоне дискурса выступлений Президента РФ и его окружения о ценности многонационального государства, толерантности уровень этноцентристских установок в обществе остается довольно высоким.

Полигоном для рассмотрения проблем в нашем исследовании стали крупные российские регионы, представленные следующими областями и республиками: Калининградская, Новгородская, Воронежская, Саратовская, Свердловская, Томская области, Приморский край 5 .

Таблица 2.

Особенности регионов по этническому составу 6

Регионы

Население (%)

Русские

Украинцы

Армяне

Белорусы

Татары

Казахи

Корейцы

Буряты

Калининградская обл.

82,37

4,94

-

5,31

-

 

-

-

Новгородская обл.

93,9

1,5

 

0,8

 

-

-

-

Воронежская обл.

98,2

3,2

0,39

-

-

 

-

-

Саратовская обл.

85,9

2,5

-

-

2,2

2,9

-

-

Свердловская обл.

89,23

1,24

-

-

3,75

 

-

-

Томская обл.

90,8

1,6

-

-

1,9

-

-

-

Приморский край

90

4,5

-

0,5

0,7

-

0,9

-

 

Названные регионы были типологизированы по двум основным критериям: уровень экономического развития региона и экономическое положение домохозяйств, с одной стороны, с другой – освоенность территории. В предложенной типологии, регионы, вошедшие в исследовательское поле, являются:

Свердловская область : богатая и освоенная;

Томская область : экспортно-ресурсная область с более высокими доходами, но слабоосвоенная;

Воронежская, Саратовская, Калининградская : срединные в экономическом отношении и освоенные регионы;

Приморский Край: срединный в экономическом отношении и слабоосвоенный регион.

Поскольку толерантные / интолерантные межэтнические установки, как правило, проявляются непосредственно в ходе межэтнических контактов, то нельзя не учитывать фактор социальной дистанции в межэтнических отношениях.

Распределение ответов респондентов показывает, что в целом социальная дистанция увеличивается в соответствии со следующей последовательностью от опосредованных межгрупповых контактов до непосредственных межличностных: гость (турист), гражданин страны, коллега по работе, сосед, близкий друг, супруг (супруга) детей, свой супруг (супруга).

Респонденты выражают бòльшую готовность к межнациональному общению на уровне трудовых коллективов, неформальных контактов. И заметно меньше на межличностном уровне в семейной сфере. Чаще респонденты согласны принять человека другой национальности как гостя, туриста, гражданина своей страны, коллегу и с меньшим энтузиазмом готовы принять в семью.

Принять человека другой национальности в качестве гостя (туриста) готова доминирующая часть (более 80% опрошенных в регионах). Такие настроения имеют место как в центральных районах, так и в пограничных (Калининград – 90%, Саратов, Свердловская обл. – 85%, Томская обл. – 94%).

Работать в одном коллективе с человеком другой национальности готова подавляющая доля ответивших в различных регионах – от 73% до 53 – 65%. Не более 5% респондентов предпочли бы работать вместе с представителями исключительно своей национальности, остальные согласились бы работать в этнически смешанном коллективе.

Примерно такие же настроения в отношении соседства, еще больше готовность иметь близкого друга иной национальности. И даже в отношении супружеских союзов, близких родственников готовность к межнациональному общению остается (согласны всегда – 56%, в каких-то случаях – 18%), категорически против около 15%.

Эти данные согласуются с результатами опросов Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ), по которым свыше половины россиян – 59% допускают для себя и своих детей возможность вступления в брак с представителем другой национальности 7 .

Тот факт, что большинство опрошенных отличаются высокой готовностью к межэтническим контактам, коррелирует с результатами ответов на задававшийся вопрос: «Приходилось ли вам за последние два-три года попадать в ситуацию, при которой ваша национальность вызывала одну из перечисленных негативных реакций?». Полученные сведения говорят о редких случаях проявления неприязни к респондентам из-за их национальности. Как правило, отсутствие подобных практик, благоприятно влияет на готовность к межнациональному взаимодействию.

В исследуемых российских регионах с доминирующим русским населением в разной мере адаптирующим миграционные потоки в целом жители относятся к межнациональным контактам довольно открыто и терпимо.

Рассмотрим ряд других социально значимых факторов, оказывающих влияние на степень проявления дистанцированности в межнациональном общении.

Наиболее благополучная ситуация наблюдается в регионах более выраженного модернизационного тренда (Томская и Свердловская области), негативные установки чаще встречаются в регионах с относительно менее выраженным модернизационным трендом (Воронежская и Саратовская области, Приморье).

Таблица 3.

Согласны ли Вы принять человека другой национальности в качестве гостя (туриста) в нашей стране? (% от опрошенных)

 

Соглашусь всегда

В каких-то случаях

Никогда

Калининградская обл.

49

41

5

Воронежская обл.

44,8

44,3

6,7

Саратовская обл.

44,5

42,2

5,8

Свердловская обл.

56,2

28,5

5,5

Томская обл.

68,9

24,8

5,7

Приморье

36,5

41,4

10,7

 

Причины различий между регионами могут быть связаны с уровнем материального благополучия региона в целом.

Из регионов, выбранных исследованием, наиболее благополучная ситуация наблюдается в Свердловской, Калининградской, Саратовской и Томской областях, где средний, благополучный класс равен примерно одной пятой населения. Особая ситуация складывается в Воронеже и Приморье: несмотря на значительные ресурсы, находящиеся в распоряжении регионов, — образовательные, промышленные, сельскохозяйственные, — им не удается приблизиться к показателям более благополучных областей и краев. В Воронеже уровень жизни населения ниже, чем в других регионах. Дальний Восток занимает последнее место среди федеральных округов по темпам роста ВВП, но в то же время Дальний Восток – это 40% территории России с богатейшими природными ресурсами.

Респонденты с разным уровнем материального достатка в исследуемых регионах неодинаково оценивают готовность к контактам с людьми другой национальности. Для самых бедных россиян такое общение представляется менее желательным, чем для их состоятельных сограждан.

В экономически неблагополучных регионах напряженность выше. Здесь больше людей с национальными предубеждениями, они видимо ощущают себя людьми с меньшим социальным ресурсом и чаще опасаются конкурентности со стороны приезжих или же просто свое недовольство из одной сферы переносят в другую. Имеет место ситуация поиска «козла отпущения», в качестве которого нередко выступают «пришлые» люди – мигранты. Потоки вынужденных мигрантов в регионах повышают в них уровень социальной напряженности и порождают среди населения страх конкуренции, ксенофобные установки. Различия в ценностных ориентациях и установках, в поведении, в традициях и обычаях часто препятствуют установлению доброжелательных отношений и продуктивных контактов между мигрантами и местными жителями.

Благоприятную ситуацию, например, в Сибирском регионе, представленном экспортно-ресурсной Томской областью, можно объяснить не только социально-экономическим благополучием, но и соотношением долей различных этнических общностей в общем составе населения данного региона. Здесь наблюдается сниженный удельный вес иноэтничных групп, а русское население составляет 90,8%, поэтому этнофобия носит лишь фоновый характер.

Россияне с разным уровнем образования также обладают разной степенью готовности к межнациональным контактам. Чем выше уровень образования, тем выше готовность взаимодействовать с представителями других национальностей.

Таблица 5.

Согласны ли Вы принять человека другой национальности в качестве гостя/туриста в нашей стране, супруга/супруги? (% от опрошенных)

 

УРОВЕНЬ ОБРАЗОВАНИЯ

Неполное среднее

Среднее общее

Среднее профессиональное

Среднее техническое

Незаконченное высшее

Высшее

в качестве гостя/туриста

Соглашусь всегда

52,1

54,5

59,4

60,3

62,2

68,3

в супруга/супруги

Никогда

8,8

7,7

5,9

5,3

3,7

4,9

Соглашусь всегда

49,0

58,1

53,4

55,6

62,4

58,3

 

Никогда

16,2

14,0

16,5

15,2

10,0

11,9

 

Следующие тенденции мы наблюдаем в разных возрастных группах взрослого населения России.

Таблица 6.

Согласны ли Вы принять человека другой национальности в качестве гражданина в нашей стране? (% от опрошенных)

Возраст

до 30 лет

31-40 лет

41-50

51-60

61 и старше

48

46

50

50

53

 

Со снижением возраста межэтнические установки не меняются, но зависят от разных обстоятельств. В старших возрастах влияет кризисное состояние политических и экономических структур социума, разрушение символов, присущих советскому типу социализации, несформированные у многих восприятия нового рождали недовольство ситуацией, которое переносилось в сферу межэтнических взаимодействий. А молодежь дезориентировали высокие потребности, которые не всегда могли быть удовлетворены в этой группе, имел место рост социальной агрессии в отсутствии четких и привлекательных идеалов. Поэтому молодежь нуждается в некоей групповой идее, способствующей осознанию общей исторической судьбы со всеми народами населяющими Россию, формированию толерантности к людям любой культуры, иных обычаев и образа жизни.

Некоторая межнациональная конфликтогенность ситуации в регионах связана с антииммигрантскими настроениями. Это объяснимо, если допустить, что готовность на принятие человека другой национальности можно рассматривать как отношение к мигрантам. В Приморье десятая часть ответивших не согласны принять людей другой национальности в качестве туристов, гостей и граждан страны, работать с коллегами иной национальности готовы 44%. Неготовность жителей принять человека другой национальности объясняется высоким притоком мигрантов. Доминирует настороженное отношение к мигрантам как к конкурентам на рабочие места, людям, не уважающим традиции местного сообщества. Эти проблемы типичны для большинства стран, принимающих большой поток мигрантов. В этом смысле Россия — при всей своей специфике — вписывается в общеевропейский контекст. Более того, и причины негативизма к инонациональным мигрантам в России те же, что выявлялись и в других государствах Европы. В Приморье более 80% опрошенных назвали причиной нежелательности приема инонациональных мигрантов конкуренцию за рабочие места, 50-60% указали жилищные проблемы. Очевидно, что изоляционистские установки не просто относятся к людям иной национальности, а именно к мигрантам и скорее всего — именно к мигрантам последней волны. Рост такого рода этнических предубеждений во многом объясняется быстрым и массовым притоком мигрантов. Отсюда популярность лозунга «Россия для русских», который выражается, прежде всего, в государственном обеспечении привилегий для русского населения, в доступе занятия государственных должностей, государственных служб, в доступе образования и определенных гарантиях русскому населению по отношению к приезжим, привилегии в сфере медицинского обслуживания, жилья и прочее. Под лозунгом «Россия для русских!» выплескиваются смутные страхи, неуверенность в сохранении своего социального статуса, боязнь любых перемен. На фоне более-менее положительных межэтнических установок, люди испытывают негативные чувства по отношению именно к мигрантам. Выражая готовность принять человека другой национальности в том или ином качестве, респонденты, возможно, уклоняясь от признания своей собственной враждебности и осознавая опасность национализма, предпочитают отвечать нейтрально. Вместе с тем, более половины населения России, по данным Левада-Центра, испытывают неприязнь к мигрантам, которая выражается в принятии мер по отношению к ним, таких как: ограничить въезд в город, усилить проверку документов. Существует мнение экспертов (А.А. Аузан, Э.А. Паин), что в стране, где народ не чувствует себя хозяином, он хочет компенсировать свою несостоятельность неприязнью к приезжим. Причиной такого отношения могут быть, с одной стороны, большой разрыв между богатыми и бедными, зависть к богатым и убеждение в том, что приезжие живут лучше, с другой, — страхи, связанные с грядущими переменами и неуверенность в завтрашнем дне. Все это подпитывает общественные фрустрации и ксенофобные настроения населения.

У немалой части населения сохраняются традиционалистские установки (ограничение миграционного притока, охранные установки по отношению к культуре), тормозящие переход на понимание современного образа жизни в глобализирующуюся эпоху. Но все же есть и те, кто ассоциирует себя с людьми, разделяющими европейские ценности. Таких носителей модернистских установок («ощущают близость с успешными людьми», «разделяют европейские ценности») в целом по массиву 36%, в Приморье их 22, в Воронежской, Саратовской областях 29, но в Томской, Свердловской 57%. Менее половины традиционалистски настроенных людей готовы стать согражданами иноэтничных представителей, которыми с очень большой вероятностью являются мигранты. Порядка 55-60% населения, которые относят себя к людям, «добившимся успеха», считают, что можно допускать в страну представителей других национальностей в качестве граждан.

Не более 40% респондентов, поддерживающих лозунг «Россия должна быть страной для русских», готовы принять в качестве гражданина человека иной, чем у них, национальности. Такую же межнациональную дистанцию соблюдают люди с антизападными («Западные страны ставят целью ослабить Россию») и изоляционистскими установками. 38,7 % и 30,5 % соответственно никогда не примут иноэтничных сограждан. Люди, разделяющие подобные взгляды, являются потенциальными носителями этноцентричных, негативных межэтнических установок.

Для 36,5 % респондентов их этническая принадлежность оказалась очень значимой. Именно среди них (45 % никогда не готовы принять человека другой национальности как гражданина) особенно распространены пессимистические взгляды на межэтническое взаимодействие. Обнаруживается корреляция между уровнем толерантности в оценке ситуации в этой сфере и степенью актуализации этничности у русского населения регионов.

Таким образом, судя по данным нашего исследования, межэтнические установки могут быть обусловлены целым рядом характеристик, к которым относятся тип региона и уровень миграционного потока в нем, социальное положение, уровень образованности и общие жизненные установки людей.

Если нарисовать собирательный образ носителя позитивных межэтнических установок, то мы получим модернистски ориентированного гражданина с достаточным уровнем дохода и образованием выше среднего, проживающего в экономически благополучном регионе с невысоким миграционным притоком, соответственно носитель негативных установок будет иметь противоположные характеристики.

Перед Россией стоит задача интегрировать этно и культурно отличающиеся группы населения, консолидировать этнически разнообразное население вокруг общих ценностей и целей: « … мир и согласие в нашем общем доме будут и дальше укрепляться сотрудничеством разных конфессий, социальных групп и национальных культур: от этого прямо зависит настоящее и будущее нашей страны» 8 . Консолидирующим фактором, наряду с другими, выступает идея ценности многонациональности и поликультурности России. Одним из показателей предрасположенности населения к подобной модели интеграции могут служить позитивные, толерантные установки и представления по отношению к людям иной национальности, выявленные в ходе опросов в разных регионах страны.