КОНКУРС
на лучшую научную и научно-публицистическую работу по теме: Молодежная политика. 
Цифровая экономика.

Текущий номер

Рязанцев А.П. Католическая церковь и Орден Францисканцев

Рязанцев А.П.

Российская Академия Народного Хозяйства и Государственной службы при президенте Российской Федерации, бакалавриат, Институт Государственной службы и управления, направление подготовки «Зарубежное регионоведение».

Рязанцев А.П. Католическая церковь и Орден Францисканцев // Журнал "Миссия конфессий". 2018. Том 7. Часть 2. (№ 29). С. 218-231.

 

Католическая церковь и Орден Францисканцев

 

Монахов-францисканцев, живших в эпоху Средневековья, порой называют «нищими, но могучими». Нищими – потому что они придерживались (или делали вид, что придерживаются) «идеала бедности», согласно которому монах не должен обладать ни красивой одеждой, ни удобной обувью, ни дорогими книгами, ни частной собственностью. Он должен нести Слово Божье через свои проповеди, войти в ритм жизни своего города, став его частью, а также собирать милостыню и трудиться. Ибо любого трудящегося коснётся благодать Божья.

Могучими же францисканцы были потому, что они принадлежали к одной из самых многочисленных средневековых структур, действовавших в пределах влияния Католической Церкви – монашескому Ордену францисканцев.

Он возник в 1209/1210 годы, когда двенадцать первых францисканцев во главе с основателем Ордена и своим духовным лидером, святым Франциском Ассизским, пришли на аудиенцию к Папе римскому Иннокентию III, на которой был устно утверждён самый первый Устав Ордена францисканцев. Это позволило последователям Франциска проповедовать во всех католических церквях, а также посещать королевские замки и дворцы. Монахи могли читать свои проповеди как на территории всей Италии, так и на землях других государств, как европейских, так и восточных. Это, в свою очередь, позволило Ордену не только активно увеличиваться за счёт постоянно прибывающих новых монахов, расширяя тем самым своё влияние благодаря христианским миссиям, но и принимать участие в принятии политических и дипломатических решений: так, с францисканцами были связаны судьбы многих политических деятелей, речь о которых пойдёт чуть ниже.

Благодаря мудрому решению папы Иннокентия III Католическая Церковь смогла получить в свои руки мощнейшую и многочисленную структуру, которую она затем не раз использовала в качестве инструмента для принятия политических решений. Однако изначально нельзя было и предположить, что горстка нищенствующих монахов сможет стать основой подобной структуры. Тем не менее, папа одобрил их Устав, так как у него были определённые основания. Чтобы понять, что же это были за основания, следует проанализировать общую ситуацию, в которой находилась Католическая Церковь в то время.

 

Римская Церковь в начале 13 века

В 12-13 века на Западе наблюдается новый этап в истории католичества – в данный период возникает множество религиозных и еретических движений. Эти движения происходят на фоне массового подъёма городов, вызванного отделением ремесла от развития сельского хозяйства, происходившем ещё в 10-11 веках. Города становятся экономическими центрами, благополучие которых зависело от степени развития их ремесла и торговли.

Население городов было наиболее восприимчиво к духовным поискам, во многом в силу своей сравнительно высокой грамотности. Этим воспользовались еретические движения, члены которых проникали в города и распространяли в них своё учение.

Самыми крупными еретическими движениями можно назвать течения вальденсов и катаров. Движение вальденсов и катаров возникло на Юге Франции и со временем распространилось по всей Европе.

Движение вальденсов сформировалось вокруг фигуры Петра Вальдо, лионского купца, отказавшегося от своего денежного и социального капиталов. Он сформировал своё учение, очень близкое взглядам Франциска Ассизского: человек не должен обладать никакой частной собственностью и ему следует жить подобно апостолам – в нищете и вечных странствиях, духовном поиске. Однако Церковь не беспокоили подобные взгляды; её волновало то, что Вальдо вместе со своими сподвижниками распространял идею о том, что совершать таинства имеют право не священники, а только те, кто живёт в совершенной нищете и не владеет никакой частной собственностью.

Взгляды вальденсов разделяли катары (альбигойцы), однако их отношение к Церкви было ещё радикальнее: они считали, что католичество – это творение Дьявола, которое сеет обман и непонимание среди простых смертных и которое, следовательно, надо уничтожить, очистив тем самым землю от скверны.

Эти движения, немного разные в выбранных ими задачах, объединяет их явное недовольство Церковью, вызванное настроением, возникшим в Европе 12-13 веков: Церковь забыла заветы святой бедности и служит земным благам (маммоне), а не Господу. Это говорит о явном упадке репутации Церкви, вызванном потерей священного значения Церкви в некоторых европейских образованных кругах.

Еретические движения также возникли как реакция на рост светской власти и финансового могущества церкви в эпоху папской теократии. Стоит отметить, что на тот период приходился пик папского владычества: папа утверждал власть монархов (иными словами, монархи напрямую зависели от воли папы), инициировал Крестовые походы и решал, когда должна закончиться та или иная война (если монарх отказывался от призыва папы прекратить военные действия, то его могли отлучить от Церкви). Таким образом, папа был могущественнейшим человеком на всём европейском пространстве. Однако сила его влияния напрямую зависела от влияния и авторитета Церкви. Потому еретические движения, подрывающие престиж католической религии, вынуждали папу предпринять ряд мер для пресечения их деятельности.

Эти меры бывали как мирными, так и карательными. К карательным мерам можно отнести Крестовый поход против альбигойцев, инициированный папой Иннокентием III, начало которого приходится на 1209 год. Поход продолжался двадцать лет, и в результате военных кампаний на Юге Франции было уничтожено существенное количество еретиков. Кроме того, Крестовый поход против альбигойцев сыграл ключевую роль в возникновении Святой Инквизиции (она появилась в 30-ые годы 13 века, уже после смерти Франциска Ассизского). Была введена должность папского инквизитора, который решал судьбы людей, обвинённых в ереси. Власть инквизитора была огромна – ему подчинялось как местное духовенство в лице епископов, так и светская власть. Обвинённых в ереси людей обычно сжигали заживо на кострах. Это было публичное и очень показательное зрелище.

Однако методы Католической Церкви не были исключительно карательными. Она к ним прибегала только в самых необходимых случаях, и не ограничивалась исключительно боевыми действиями против еретиков или их публичными казнями. Были ещё и мирные методы.

Папа хорошо понимал, что сила еретиков заключается в том, что они выражали настроение, царившее среди основного населения Европы 13 века – людей тянуло к бедной Церкви, той, что существовала в казавшихся им недавними временах. Они мечтали об идеале бедности; потому папе нужны были люди, способные укрепить веру в эти идеалы среди народа и тем самым оттеснить еретиков и укрепить авторитет всего духовенства. Исходя из этой задачи, папа официально признаёт первые нищенствующие ордена. Ими были ордена доминиканцев и францисканцев.

Нищенствующие монахи путешествовали по миру, следуя определённым маршрутам, и постепенно оседали в городах – францисканцев, к примеру, обычно отправляли по двое в какой-то определённый город. В его стенах францисканцы постоянно контактировали с населением, доносили до людей христианские идеи, проповедуя, и тем самым влияли на массовое сознание. Постепенно формируется новое общество. Массы понимают содержание энергичных францисканских проповедей: они читались не на латыни, а на родном языке слушателей. Потому массы точно понимают смысл христианских уроков и церковных предписаний, а не догадываются, что бы значила та или иная проповедь. Это говорит о том, что католическая Церковь, спустя много веков, сумела прийти ко взаимопониманию со своей паствой.

Помимо этого, Церковь использовала францисканцев в миссионерских целях. Братья-минориты отказывались от частной собственности и, соответственно, в первые десятилетия существования ордена у них не было какого-то определённого места, в котором они могли бы «осесть» (это изменится после смерти Франциска). Соответственно, францисканцы были очень мобильны, перемещаясь с места на место. Это и использовала Церковь, отправляя последователей святого Франциска как в ближайшие европейские страны (Францию, Германию, Испанию), так и страны отдалённые (Палестину, Египет, Крым, Закавказье, Русь и даже Китай).

Влияние францисканцев было велико: оно действовало не только на массы, но в некоторой степени и на саму Церковь. Распространяя идеи францисканцев, Католическая Церковь с начала 13 века проникается более милосердным отношением к убогим и беднякам; усиливается тема страдания в христианстве (данный процесс начался ещё в 11-12 веках), в которой Иисус представлялся не только победителем смерти, но и мучеником. Именно мученичество приближает верующего к святости. Этот мотив начинает активно распространяться в Европе 13 веке, и под его влиянием Церковь, а вслед за ней и массы, начинают более гуманно относиться к прокажённым, представляя их как наиболее близких к образу Христа.

Таким образом, города становятся не только экономическими, но и религиозными центрами; в них ведётся противостояние между нищенствующим монашеством и еретиками. И та, и другая сила жили сообща с мирянами. Борьба этих сил приводила к их взаимному развитию и, соответственно, распространению урбанистических процессов.

Сам же средневековый город становится главным местом обучения людей, возникновения и распространения религиозный проповедей. Всё это привело к появлению, как красочно выразился Жак Ле Гофф, «Европы звучащего слова».

 

Орден францисканцев: проект и его реализация

В 1209/1210 годах, когда орден существовал всего пару лет и только был утверждён папой, вокруг Франциска сгруппировалось небольшое количество его сторонников. Соответственно, Франциску не составляло особого труда контролировать их действия. Нельзя сказать, что Бедняк из Ассизи делал это сознательно однако он стал примером для подражания, и последователи Франциска, начиная своё служение Господу, равнялись на своего учителя. Их объединяла любовь к Франциску и вера в его особенные способности, а также в ту харизму, которой он обладал. На основании этого можно предположить, что Франциск Ассизский был харизматическим политическим лидером, если обратиться к типологии Макса Вебера.

После того, как Орден был официально утверждён, Франциску требовалось увеличить количество братьев-миноритов, укрепить Орден и постепенно его развивать. Франциск вместе со своими братьями начинал странствовать по Италии, распространяя своё учение и читая проповеди. Он становится известным во многих итальянских землях, начало его популярности приходится на 1210-ые годы. В этот же период Орден францисканцев начинает влиять на политику.

Анаклетто Яковелли в своей работе «Святой Франциск Ассизский» приводит следующие факты: в 1210 году в Ассизи, родном городе Франциска, между городской властью и простыми горожанами, враждовавшими друг с другом долгие годы, был заключён мирный договор. Возник он вследствие народного движения, мечты его участников о свободе от феодалов. Причиной этого движения стало утверждение новой демократической конституции города.

Автор объясняет подписание договора между феодалами и горожанам влиянием Франциска Ассизского и его учения – людям нет нужды воевать друг с другом, так как в их сердцах заключено спасение от войны. «Избавьтесь от алчности и гордости и станьте свободными», – взывал Франциск в своих проповедях. Тем самым, приведённую выше ситуацию можно назвать первым случаем влияния Франциска на политику.

В этот же период, в 1211 году, Франциск основывает Второй орден, в которой входили женщины – клариссы. Начало ордену положили дочери дворянина Фавроне ди Оффредуччо, Клара и Агнесса. Они сбежали из дома, отказавшись от своих денег, статуса и имени, и стали первыми женщинами в ордене францисканцев. Церковь святого Дамиана, которую в своё время собственноручно отстроил Франциск, стала их обителью и самым первым монастырём кларисс. Одна из сестёр, Клара Ассизская, возглавила этот орден и стала самой преданной последовательницей учения Франциска Ассизского. После своей смерти она была канонизирована Католической Церковью, а в 1958 году папа Пий XII признал её покровительницей телевидения, основывая своё решение на знаменитом сюжете, описанном в «Цветочках Франциска Ассизского»: умирающая святая Клара не могла посетить церковную мессу, так как была прикована к кровати. Однако на стене появился «экран», на котором она видела, как идёт месса. Помимо этого, Клару пытались объявить покровительницей Интернета, но она уступила другому святому, Исидору Севильскому.

Через несколько лет Франциск основывает Третий орден. В него входили миряне, стремившиеся к духовному совершенствованию согласно с учением Франциска. Многие стремились к евангельскому совершенствованию, о котором проповедовал Франциск, но не каждый был способен порвать все контакты с обществом. Тогда Франциск решил внести монастырский дух в семью и общество. Таким образом, последователи Франциска находились не только среди монахов, но и среди городского и деревенского населения, и даже среди коронованных особ: Елизавета Тюрингская, венгерская принцесса, и король Франции Людовик XI входили в состав Третьего ордена. Нельзя не упомянуть и о великих деятелях итальянской культуры – Данте Алигьери и Микеланджело Буонарроти, которые также были участниками Третьего ордена.

В 1219 году Франциск совершает своё путешествие в Египет на встречу с египетским султаном, передав руководство орденом двум другим братьям. Это стало причиной возникших через несколько лет раздоров: в ордене формируются две силы, боровшиеся за первенство: «ранние» францисканцы, ревнители старого идеала, пытавшиеся сделать Устав францисканцев ещё более суровым, и «поздние» францисканцы, добивавшиеся определённых послаблений в Уставе. Некоторые францисканцы пользовались своим положением, чтобы продвинуться в церковной иерархии, другие становились владельцами частной собственности. Иными словами, некоторые братья злоупотребляли отсутствием Франциска, которого, скорее всего, никогда даже не видели. Кроме того, был введён ряд изменений в братстве, которые вернувшийся с Востока Франциск пытался безуспешно отменить.

Главным изменением в структуре францисканского ордена стала его замкнутость: теперь каждый желающий вступить в орден должен был пройти год обучения, после которого он принимался в орден. Отказаться от священного сана брат-минорит больше не мог. Таким образом, орден терял свою открытость и становился закрытой структурой. Это стало одним из подтверждений того, что орден францисканцем из новаторской религиозной организации превращался в традиционный монашеский орден.

Орден начинал обмирщать; чем сильнее он развивался, тем дальше отдалялся от первичных идеалов святого Франциска. Рост ордена приводил к увеличению количества братьев-миноритов. Они распространились по всей Европе, и Франциск уже чисто физически не мог знать всех своих последователей и контролировать их действия. Лев Платонович Карсавин очень удачно сравнивает Франциска с маленькой чёрной курицей, которая мечется, не в силах собрать и прикрыть своими крыльями многочисленных разбегающихся цыплят. Францисканцы, в силу своей многочисленности, не могли больше ежегодно собираться около Порциункулы (главного святилища ордена), чтобы рассказать о своих успехах или неудачах. Не был возможен и общий сбор – францисканцев было слишком много, и многие обитали в крайне отдалённых местах.

Всё это привело к формализации и структуризации ордена францисканцев. Возникает иерархия ордена: во главе его стоял генеральный министр, который был единственным миноритом, предоставлявшим другим братьям право проповедовать. Соответственно, все минориты подчинялись генеральному министру, который, в свою очередь, полностью зависел от Католической Церкви. Во главе каждой области стоял провинциальный министр. В свою очередь, каждую из общин францисканцев возглавлял кустод.

Таким образом, некоторые францисканцы получали власть, что полностью противоречило идеалу Франциска Ассизского. Раз в три года кустоды и провинциальные министры в Троицын день собирались около Порциункулы, как в своё время делали все желавшие минориты, и обсуждали действия генерального министра, а также, при необходимости, возможность его переизбрания.

Всё это говорит о том, что единство ордена пошатнулось. Оно преобразовалось в единство его иерархии, которое усиливалось за счёт постоянно увеличивавшейся массы братьев-миноритов. Сами же братья, не облечённые никакой властью, не могли принимать участия в генеральных собраниях, но могли присутствовать на местных, провинциальных соборах.

Подвергся изменениям и сам состав ордена. Большинство начинающих францисканцев не рассчитывали своих сил, и потому для них жизнь брата-минорита становилась невероятно тяжёлой. Это приводило к постоянным нарушениям положений Устава францисканцев. Кроме того, управленческие посты в иерархии ордена преимущественно занимали «поздние» францисканцы, что приводило к заметному понижению строгости жизни в ордене, постоянным послаблениям. «Поздние» францисканцы не понимали идеала Франциска, в отличие от «старых» францисканцев. Это непонимание рождало дисбаланс между двумя данными поколениями миноритов. Старое понимание идеала уже не могло оставаться прежним; новые силы, вступавшие в орден, несли с собой неизбежные изменения, которые напрямую касались всех францисканцев.

В орден, кроме того, вступали многие образованные клирики. Сам Франциск не жаловал науку, относясь к ней с опаской. Франциск считал, что наука, ослабляет в человеке веру, его почитание Иисуса Христа, главный францисканский идеал, и следование его заповедям. Занимаясь наукой, брат мог устремиться к учёности во имя самолюбия, что делало все его проповеди и жизненные устремления бесполезными. Наука иссушала душу, вера же вливала в неё новые соки.

Поэтому Франциск не занимался просвещением своих братьев, в отличие от новоприбывших учёных. Вера для них была скорее делом ума, а не сердца. Они прекрасно понимали, что Орден зависит от Церкви и потому должен следовать её интересам. То есть, спасать Церковь от еретических движений и удерживать в её лоне колеблющихся в своей вере христиан. Для достижения обеих этих целей было необходимо образование. Для этого нужно было строить специальные францисканские школы, управляемыми учёными мужами. А чтобы создать школу, необходимо было осесть в определённом месте, «пустить корни», а также обладать большими денежными средствами.

В итоге в ордене францисканцев возникли две партии: партия Франциска и его сторонников, державшихся за свои прежние идеалы и опыт прошлого, и партия учёных мужей, выступавших за дальнейшую формализацию ордена и за те проекты, речь о которых шла выше. В этом противостоянии победу одержали учёные мужи, ибо их цели больше отвечали интересам Церкви, чем стремления Франциска и его соратников.

Франциск, уже близкий к смерти и усталый, понимает, что не может никак повлиять на процессы, захлестнувшие его орден. Вернувшись из путешествия на Восток, он отказывается от своего поста министра, желая уйти на покой. Вместо Франциска выбирают Илью Кортонского, крайне непопулярного в ордене брата. Франциск же низвёл себя на положение простого минорита, обладающего, однако, самым высоким в ордене авторитетом. Таким образом, он оставался неформальным лидером ордена, власть которого основывалась на вере последователей в его святость и особые способности. Можно ещё привести такой факт: в 1223 году на генеральном капитуле Илья, выступая перед провинциальными министрами и кустодами, слушал, что ему шепчет сидевший рядом Франциск и произносил: «Брат Франциск нам говорит, что…». Таким образом, Илья был только руководителем, но не лидером.

Сам Франциск не одобрял идей учёных клириков, господствовавших в ордене, однако не вступал с ними в конфронтацию, преклоняясь перед авторитетом Церкви и оставаясь верным своему идеалу. Однако Франциск протестовал против сформировавшейся ситуации в его ордене, и весь остаток своей жизни он вёл себя так же, как и прежде, не позволяя новым изменениям исказить тот идеал, которому он оставался верен до самой смерти.

Всё вышесказанное ясно показывает, что начинается отмежевание францисканцев от идеала Франциска. Он создал тот процесс, которым уже не мог управлять. И в будущем этот процесс будет управлять самим Франциском – вернее, его образом, созданным небольшой группой учёных францисканцев по заказу Католической Церкви.

 

Отмежевание конвентуалов от Франциска

Последние годы своей жизни Франциск провёл среди своих верных последователей, выступавших за сохранение первичного идеала и с крайним неодобрением относившихся к происходящим в ордене переменам. Их почтение к Франциску основывалось на том авторитете, который он приобрёл за годы своих проповедей. Они, ближайшие ученики Франциска, соблюдали устав во всей его строгости, как и прежде. И хотя эта группа была немногочисленной (состав её пополнялся очень медленно), она играла весомую роль в жизни ордена – во многом за счёт энтузиазма его участников.

К 1223 году в Ордене образуется несколько течений. Верных учеников Франциска называли «зелотами», или «ревнителями». Их так именовали, проводя аналогию с участниками политико-религиозного иудейского учения, жившими во второй половине первого века до нашей эры. Учёных клириков, взгляды которых во многом были близки зелотам, называли «обсервантами». Впоследствии так стали называться все те францисканцы, кто выступал за относительное сохранение строгости устава. В пику им выступали представители другого течения – «конвентуалы». Эта партия, обладавшая поддержкой папы римского была склонна к ослаблению устава Франциска. Название своё они получили от «конвентов» - так назывались их собственные монастыри, часто размещавшиеся в самых богатых районах города. Кроме того, конвентуалы считали центром ордена Порциункулу, тогда как обсерванты – собор в Ассизи, который воздвигнул министр ордена Илья после смерти Франциска. Данный факт – лишнее доказательство того, что в ордене вместо одного идеала возникло как минимум два, разбивших орден на две противостоящие друг другу партии. Борьба между ними будет длиться не одно столетие, и в итоге в 1517 году по решению папы Льва Х орден будет разделён на две отдельные ветви – обсервантов и конвентуалов. Ещё через несколько лет появится третья ветвь – капуцинов, то есть миноритов, максимально приближенных к идеалу святого Франциска.

Таким образом, мы видим, что единство ордена было нарушено. Фактически это произошло только через несколько веков после смерти Франциска, однако, исходя из предоставленных сведений, становится понятным, что тенденция к нарушению единства наметилась уже в конце жизни Бедняка из Ассизи.

Франциск умер в 1226 году. За ним ухаживали святая Клара и его ближайшие сторонники. Незадолго до смерти Франциск заканчивает знаменитый «Гимн брату Солнце», а также диктует братьям своё «Завещание». В данном сочинении Франциск даёт свои наставления остальным братьям-миноритам, побуждая их к тому, чтобы они выполняли всё то, о чём он их просит. А просит он их о следующем: 1) заботиться о прокажённых; 2) уважать священников и теологов; 3) оберегать священные таинства; 4) жить по уставу святого Евангелия, понимать его буквально; 5) трудиться и учиться трудиться; 6) не оседать на одном месте; 7) не изучать наук; 8) повиноваться генеральному министру и всему административному аппарату; 9) не упускать отступников от устава и католической веры; 10) как можно точнее понимать устав Ордена, не писать к нему никаких пояснений.

Франциск всё сводит к простой мысли: «Живите по Уставу и Евангелию». Его нужно понимать буквально, жить так, как написано, и не пытаться как-то развить или исказить авторскую мысль, ибо в её основе находится Божественная Истина.

К сожалению, после смерти Франциска мы видим, что большинство францисканцев, а также сам папа римский не вняли его призыву. Безусловно, партия сторонников Франциска, опорой которой после смерти учителя стали его ближайшие и ранние ученики, жили согласно Уставу и «Завещанию» Франциска. Но большинство избрало другой путь – и это привело к результатам, обратным надеждам Бедняка из Ассизи.

Почти все заветы Франциска были забыты: минориты всё дальше и дальше отдалялись от понимания и соблюдения его идеала, Устав был подвергнут толкованию со стороны папы Григория IX (годы его понтификата: 1227 – 1241), ближайшего друга святого; сам идеал бедности был подвергнут серьёзным ограничениям. Францисканцы активно осваивали естественные науки, схоластику, основывали свои собственные школы и преподавали в ведущих европейских университетах. Многие минориты стали обходить запрет на обладание собственностью и доходами – официально всё имущество ордена принадлежало Католической Церкви, но по факту им распоряжались минориты, и их движимое имущество со временем приняло значительные размеры. Также у многих братьев появились постоянные доходы, прикрытые именем милостыни. Уже не все братья могли нести людям свою проповедь: только немногие ораторы, выбранные Церковью, читали свои проповеди, под особым надзором орденских властей. Случайные приюты братьев, за годы существования ордена, превратились в постоянные общежития – теперь братья окончательно интегрировались в структуру населённых пунктов, в которых они читали свои проповеди и собирали милостыню. В основном этими пунктами были города.

Одним из главных отступников от идеала Франциска можно назвать генерального министра Илью Кортонского. После смерти Франциска тот решил построить величественный храм в горах Ассизи, дабы прославить имя святого. Строительство шло долго и закончилось успешно; однако создание храма вызвало негодование среди обсервантов. Илья нарушил один из важнейших принципов учения святого Франциска: прославлять дела Господа, но не Его рабов. А Франциск считал себя самым грешным из них. Поступок Ильи ускорил приближение того раскола, который впоследствии произойдёт внутри ордена францисканцев.

Вряд ли можно сказать, что Илья реализовал данный проект, руководствуясь исключительно собственными соображениями. Сделал он это по заказу Католической Церкви, которая выделила средства для постройки храма. Выполнив её заказ, Илья тем самым продемонстрировал свою лояльность папе, которая, безусловно, не осталась без внимания: сотрудничество с Церковью обеспечило руководству ордена её поддержку, что, соответственно, приводило к увеличению денежных потоков, проходящих через руки францисканцев, и способствовало увеличению и усилению самого ордена.

Несмотря на все вышеназванные изменения, большинство миноритов и горожан не замечали каких-либо серьёзных перемен в своей жизни. Безусловно, были отклонения от идеала Франциска, но возникшие в связи с этим противоречия казались легко устранимыми. Сложившаяся ситуация казалась проблемой только для верхушки ордена; массы, в свою очередь, жили так же, как и прежде.

В 1257 году генералом ордена становится Бонавентура (1218-1274), которого в итоге стали называть «вторым основателем ордена». Его основным достижением, помимо развития схоластики и просвещённости среди братьев, стало разрешение главной сложившейся на тот момент проблемы Ордена: противостояния обсервантов и конвентуалов. Также Бонавентура пресёк наметившуюся тенденцию к излишнему «обеднению» ордена: между францисканцами велась борьба за абсолютную бедность – миноритам всё время казалось, что они недостаточно бедные.

Бонавентура понимал, что сложившийся дисбаланс не позволяет ордену развиваться, как и отсутствие просвещённости среди меньших братьев. Посему Бонавентура вынес наиболее мудрое решение, ликвидировав тем самым сразу две проблемы: он осудил монахов, чрезмерно увлёкшихся бедностью, и создал для них рамки, устанавливающие относительную строгость их жизни. Кроме того, Бонавентура принял программу учёных клириков и начал массовое строительство францисканских школ. В их стенах меньшие братья получали знания, на основе которых затем создавали собственные проповеди. Таким образом, возник новый тип францисканской проповеди, в которой разум и логика пересиливали эмоциональную составляющую. Это стало ещё одним подтверждением того, насколько братья-минориты отдалились от идеала, который хранил в своей душе святой Франциск. Однако любой процесс нуждается в развитии, ибо, достигнув определённого результата и остановившись, он со временем ослабнет, и его прогресс превратится в регресс. Франциск дал жизнь своему Ордену и, уйдя на покой, уже не мог влиять на его развитие. За Франциска это сделала Католическая Церковь. Под её эгидой Орден францисканцев пережил долгую историю, богатую событиями, верой и кровью. Собственно, эта история продолжается - вплоть до наших дней.

 

Библиографический список:

[1] Св. Франциск Ассизский. Сочинения / Франциск Ассизский. М., 1995. 287 с.

[2] Цветочки Франциска Ассизского / пер. А.П. Печковского. – СПб.: Азбука, Азбука-Аттикус, 2012. 224 с.

[3] Песнь о крестовом походе против альбигойцев. М.: Наука, Ладомир, 2011. 440 с.

[4] Герье В. Франциск — апостол нищеты и любви / В.С. Герье. М., 1908.

[5] Гуревич А.Я. Словарь средневековой культуры / Под ред. А.Я. Гуревича. М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2003. 632 c.

[6] Карпов С. История Средних веков: учебник для студентов высших учебных заведений, обучающихся по направлению и специальности «История» : [в 2 т.] / Моск. гос. ун-т им. М.В. Ломоносова ; под ред. С.П. Карпова. 6-е изд. М.: Изд-во Московского университета : Печатные традиции, 2008. 679 с.

[7] Карсавин Л. Монашество в Средние века / Лев Карсавин. М.: Ломоносовъ, 2012. 192 с.

[8] Ле Гофф Ж. Рождение Европы. / Жак Ле Гофф // Пер.с фр. - СПб.: «Александрия», 2008. 398 с.

[9] Сабатье П. Жизнь Франциска Ассизского. / Поль Сабатье. М., 1895.

[12] Самарина М. Франциск Ассизский и его наследие: от истоков к современности. / М.С. Самарина. – Санкт-Петербург: Изд-во Санкт-Петербургского университета (СПбГУ), 2008. 174 с.

[13] Честертон Г. Святой Франциск Ассизский / Г.К. Честертон // Вечный человек / Перевод с английского. М.: Изд-во Эксмо, СПб.: Мидгард, 2004. 704 с., С. 7-103.

[14] Шафф Ф. История Христианской Церкви. Том V: Средневековое христианство. / Филип Шафф // СПб.: Издательский отдел христианского общества «Библия для всех», 2008. 575 с.

[15] Яковелли А. Святой Франциск Ассизский / Анаклето Яковелли // М.: Издательство Францисканцев, 2003. 175 с.

[16] Alberzoni M. Santa poverta e beata semplicita: Francesco d’Assisi e la Chiesa romana. / М.П. Алберцони. Milano: Vita e Pensiero, 2015. 308 с.

[17] Frugoni С. Vita di un uomo: Francesco d’Assisi. / Клара Фругони // Torino: Einaudi, 2001. 165 с.

 

[18] Le Goff, J. La citta’ medievale/ Jacques Le Goff. 2011. Giunti Editore S.p.A. 130 с.