КОНКУРС
на лучшую научную и научно-публицистическую работу по теме: Молодежная политика. 
Цифровая экономика.

Текущий номер

Паламаренко Е.В. Угрозы христианскому присутствию в Государстве Израиль

Паламаренко Е.В.
Аспирант кафедры внешних церковных связей, Общецерковная аспирантура и докторантура им. святых Кирилла и Мефодия.
 
Угрозы христианскому присутствию в Государстве Израиль
 

Современному Израилю волею судеб или определением истории дарована уникальная возможность стать средоточием религиозного разнообразия. Конфессиональная палитра присутствующих в Израиле религиозных представительств разукрашена в безграничное множество цветов. Мировые монотеистические религии представлены своими святыми местами и религиозными миссиями. Число паломников, прибывающих для путешествия с целью молитвы и поклонения религиозным памятникам с каждым годом увеличивается. Израиль проявляет равноправное отношение ко всем религиозным представительствам, но привилегированное положение имеет иудаизм.

Государство Израиль считается национальным домом для еврейского населения земного шара. Три четверти населения страны являются евреями. Около 20 % составляют арабское меньшинство, более 80% которого принадлежит к суннитской ветви ислама. На оставшиеся 5% приходятся десятки этнических групп: друзы, черкесы, караимы, самаряне и др. Исторически сложилось так, что предыдущие девятнадцать столетий перед провозглашением независимости Израиля, на формирование и становление культурной идентичности Палестины оказывали влияние факторы, вызванные христианским и исламским цивилизационным присутствием. В связи с этим наличие в Палестине христианских и мусульманских святых мест значительно превышает число объектов паломнического поклонения в иудаизме.

Религиозный плюрализм Израиля имеет множество граней, основными же его вершинами являются отношения, которые можно охарактеризовать, как «евреи-мусульмане» и «евреи-христиане». В связи с тем, что отношения между христианами и мусульманами в Израиле сведены к минимуму, в настоящей статье пойдет речь о проблеме взаимоотношения евреев и христиан.

Довлеющее влияние иудаизма и государственная политика в отношении иного, кроме иудейского религиозного присутствия сводится к тому, что христианам невозможно думать о развитии своего присутствия или ведения какой-либо конфессиональной деятельности. А учитывая то, что в силу специфики израильского миграционного законодательства, в стране оказалось большое количество лиц, не имеющих еврейского происхождения, переехавших в Израиль с родственниками евреями, их религиозная идентичность в ряде случаев остается христианской. Подобная тема заслуживает отдельного изучения, но следует сказать, что имеет место практика, когда израильской общественностью присутствие на своей территории израильтян-христиан расценивается, как вызов еврейскому характеру государства, это притом, что примерно четверть всех репатриантов из СНГ (около 300 тыс. человек) заявляют о своей принадлежности к христианству.

Главная забота христианских представительств в Святой Земле видится в стремлении к сохранению того имущества и присутствия, которое было создано в то время, когда самим родоначальникам сионизма не могло мечтаться об Израиле как о субъекте международных отношений.

Почти двухтысячелетнее отсутствие евреев в Палестине, не считая незначительных поселений бесправных общин, было временем, когда на формирование сегодняшней палестинской культурно-религиозной и историко-археологической действительности, оказывала влияние христианская цивилизационная модель развития. Без какого-либо участия еврейского населения создавалась христианская доминанта Палестины. Последнее утверждение отнюдь не отвергает историческую связь еврейского народа с Палестиной, но лишь обращает внимание на определенные права, на которые вправе претендовать христианство в сегодняшнем еврейском государстве.

Христианский мир даровал Израилю все то, что не только привлекает туристов, но позволяет считать Израиль государством, которое обладает высоким потенциалом для развития. Богатство страны выражается не только в природных ресурсах и человеческом капитале ее населения. Потенциал развития формируется также под воздействием исторических, человеческих и цивилизационных символов, сформировавших христианский концепт Святой Земли, который сегодня придает Израилю столь привлекательный внешний облик. Многовековое присутствие христианства усматривается в множестве существующих доселе символах. Христианское население, архитектура, палеографические и археологические памятники, безграничное множество святых мест, имеющих для христиан сакральное значение, а также конфессиональные миссии и традиция хождения в паломничество свидетельствуют о тесной связи мирового христианства со Святой Землей. 

Цель данной статьи видится в необходимости указать на факты притеснения христианского присутствия в Израиле. Ущемление прав христианских представительств, которые были даны им предшественниками современного израильского политикума, вызывает обеспокоенность и законное негодование. Экспроприация церковных земель, посягательство на отчуждение части земельного фонда, агрессивные действия местного населения, поджоги и осквернения христианских храмов, отказ в выдаче виз паломникам и священнослужителям, регулярные вторжения на территорию религиозной собственности лиц, которые совершают грабеж, наносят оскорбления и угрожают расправой в отношении христиан, является далеко не полным перечнем тех фактов, которые сопровождали становление израильской государственности. Отсутствие адекватной реакции полиции и отказ от должного расследования, непредоставление сообщений о задержании и привлечении виновных к ответственности, является ответом на многочисленные обращения религиозных представительств.

В Израиле с 1967 г. действует Закон о защите святых мест, регламентирующий деятельность религиозных организаций. Но как отмечают исследователи и вообще все те, кто так или иначе связан с религиозной жизнью Израиля, упомянутый закон «…работает чрезвычайно однобоко, обеспечивая благоприятные условия для израильских религиозно-исторических памятников. В то же время представители других конфессий существенно ограничиваются в своих правах. Регулярно отмечаются случаи осквернения христианских и мусульманских  святынь».

Ценность любого исследования не только в анализе, но и в прогнозе, во многом формируемом на основании анализа свершившихся событий. Аналитика выступает на второй план, когда предстоит понять, как будут развиваться события. Спрогнозировать будущие вызовы для христиан и христианского присутствия в Израиле тяжело, так как неурегулированность арабо-израильского конфликта отвлекает внимание мирового сообщества от данного аспекта, вызывающего напряженность в регионе.

В целом, можно отметить, что предпосылок для существенного изменения политики Израиля в отношении иностранных христианских миссий нет. Но вместе с тем, считать, что практика нападения и осквернения христианских храмов представителями иудаизма осталась в прошлом или постепенно сводится к нулю, не представляется возможным уже потому, что свидетельства о нападениях последних лет говорят об обратном.

Церковная собственность расположена в историческом центре многих городов страны. Церковные земельные участки во много раз дороже, чем те, где ведется новое строительство. На территории монастырей и церквей, расположенных в центральной части городских агломераций, проживает незначительное число представителей той или иной конфессии. На фоне того, что население Израиля и Палестины возрастает, а пригодной для создания новых поселений земли не так много, может возникнуть напряженность вокруг малозаселенных монастырских подворий. На фоне этого не исключен очередной виток экспроприационной активности государства в отношении земель религиозных организаций. Данный процесс может усугубиться и ускориться в случае, если будут достигнуты соглашения по новой линии размежевания Израиля и Палестины. При таком раскладе, Израилю придется поступиться своими территориями, а значит ценность оставшейся земли еще более возрастет.

За годы существования Израиля СССР и Русская Православная Церковь потеряли существенные по своей площади земельные территории. Они были насильственно отчуждены или приобретены за незначительные суммы. Допустить повторения израильской политики в отношении церковного имущества, имевшего место в советское время, недопустимо. До 1918 г. Русская духовная «Миссия владела 32 участками с обшей площадью 96 гектаров, на которых было воздвигнуто 6 церквей и различные здания. Это имущество было зарегистрировано на имя Миссии — 16 владений, частью на имя Российского правительства — 2 владения, частью на имя частных лиц (вел. князя Сергея — 5 владений) и на прочих лиц — 9 владений». В настоящее время число земельных участков принадлежащих Русской духовной миссии в Иерусалиме и Императорскому православному палестинскому обществу сократилось вдвое, а их площадь более чем втрое.

Анализируя политику Израиля в отношении русского церковного присутствия, то с уверенностью можно заявить, что она изменялась одновременно с малейшей переменой в политико-дипломатических контактах между СССР-Российской Федерацией и Израилем. Признание факта провозглашения еврейского государства в Палестине в 1948 г. со стороны СССР, повлекло передачу земельной собственности Русской духовной миссии в Иерусалиме, находившейся на территории Израиля, управление которой ранее приняло на себя еврейское правительство. Экспроприация части территории Горненского монастыря в Эйн-Кареме в 1958 г., можно считать следствием кризиса 1953 г., когда были на несколько месяцев прерваны дипломатические отношения. Последствия Шестидневной войны вызвали усугубление обстановки, не считая урона нанесенного церковной собственности во время военных действий. Отъезд советских дипломатов в знак протеста относительно оккупации Иерусалима и Западного берега реки Иордан, спровоцировал массовые протесты у здания Русской духовной миссии в Иерусалиме, которой суждено было до 1991 г. оставаться единственным русским представительством в Израиле. Проявлявшийся вандализм и демонстрации с многочисленными угрозами, преследовали цель оказать давление на церковные власти, чтобы они сделали обращение к советскому правительству, как по вопросу признания за Израилем права на оккупированные территории, так и по вопросу преследования советских евреев и их репатриации в Израиль. В отношении русского церковного представительства имел место шантаж, ставящий целью получение от Русской духовной миссии в Иерусалиме заявления с признанием права Израиля на Западный берег в обмен на прекращение проводившихся акций протеста и упразднение раскола с передачей Московскому Патриархату ряда монастырей на Елеоне, находившихся под управлением РПЦЗ. 

Причиной подобного своеволия израильского правительства можно назвать отказ СССР признавать законность аннексии Западного Берега в 1967 г., что стало неожиданным щагом для Иерусалима, так как в предыдущие годы «правительство СССР поддерживало и евреев, и арабов, преследуя сиюминутные политические цели». Постоянная поддержка СССР арабских государств, вызывающая раздражение у еврейского Иерусалима, переросла в открытую конфронтацию, когда СССР официально выступил с осуждением действий еврейского командования. Израиль ранее также не медлил с выражением недовольства относительно всемерной помощи ближневосточным режимам, начиная с политической и заканчивая регулярными поставками вооружения и военной техники из СССР.

Последовательное наполнение арабских государств продукцией советского ВПК и прохладность отношений между СССР и Израилем, заставляло молодое государство изрядно волноваться за свою будущность. Переживания выливались в протесты простых граждан перед советским посольством, потом (после 1967 г.) перед единственным русским представительством – Русской духовной миссией в Иерусалиме. Также, немаловажное значение в нарастании антисоветских настроений в еврейском государстве имела политика СССР по отношению к собственному еврейскому населению, которому практически всегда давался отказ в выезде на историческую родину.

Думается, что в ближайшее время активного притеснения прав собственности Русской духовной миссии в Иерусалиме не будет. Число туристов, посещающих объекты Русской Церкви в Израиле слишком велико, чтобы Израилю предпринять очередную попытку отторжения части земельного фонда. Вместе с тем, в будущем, паломническая активность к святым местам может измениться, в связи с чем возникает законное беспокойство о судьбе русской собственности в Иерусалиме и других городах Израиля и Палестины. В этом вопросе качественным показателем является протест израильского населения, выражающийся в актах вандализма по отношению к русским церковным объектам. Например, посягательство на собственность Русской духовной миссии в Иерусалиме, расположенную на берегу Кинерета, в Магдале, где неоднократно осуществлялось нарушение территориальных прав подворья св. Марии Магдалины. Недовольство местного населения из-за русского церковного присутствия во все годы существования Израиля было стабильно высоким, но скрадывалось внешней угрозой и общей неустроенностью доставшихся территорий.

Сейчас же, когда внешняя угроза сведена к минимуму и разработан механизм отражения нападений, и одновременно с тем, когда население стремительно увеличивается, вопрос церковного использования земельных участков, принадлежащих религиозным представительствам, может быть заново поднят. Речь в первую очередь идет не о всемирно известных святых местах, а о тех земельных участках, которые минимально связаны с библейской и новозаветной историей и были приобретены лишь потому, чтобы создать на них некую инфраструктуру христианских представительств. Фруктовый сад или пустующая делянка, где никогда не было храмов, в первую очередь могут быть отобраны под тем предлогом, что их использование не связано с исполнением религиозных обрядов.

Христианское присутствие в Израиле заключается не только в деятельности Русской духовной миссии в Иерусалиме. Сохранность святых мест, пребывающихся в пользовании у православных греков, католиков, представителей древневосточных христианских церквей не может не вызывать беспокойства. Случаи поджогов и осквернения христианских храмов в Израиле не являются редкостью. В последние годы, участившимися поджогами был нанесен значительный ущерб храмам и строениям на их территории в Иерусалиме, Табхе, Капернауме и других городах. Духовенство монастырей и храмов может быть наилучшим свидетелем поступающих от местного населения угроз о всевозможной расправе. Оскорбительные надписи на русских храмах и регулярные вторжения на территорию русской церковной собственности не являются исключительными случаями, а больше походят на регулярность. Насельники русских монастырей и других церковных миссий неоднократно были свидетелями устных угроз со стороны местного населения, в которых выражалась неудовлетворенность от пребывания христиан в Израиле и демонстрировалась откровенная агрессия на религиозной основе.

Радикализм израильской действительности в отношении христианского присутствия требует отдельного изучения. Возможно, требуется некоторая смелость, чтобы посвятить данному вопросу диссертационное исследование, но защита традиционного для Палестины христианства не терпит отлагательства. Перерастания стабильно частых нападений на христианские храмы в полное их упразднение стушевывается правительством, которому выгодно иметь христиан своими союзниками в вопросе противостояния арабам мусульманам. Для местного населения последнее не всегда понятно, что сказывается в антихристианском вандализме. Каким будет отношение к христианскому присутствию, когда вопрос арабской угрозы для Израиля будет снят, представить сложно, но настороженную готовность к изменению израильской политики в отношении христиан вообще, необходимо транслировать уже сейчас.

 
Bibliography
1. The State Archive of the Russian Federation. F. 6991. Op. 1. D. 573. L. 254.
2. Kalacheva A.S. Contact the Russian Ecclesiastical Mission in Jerusalem with Israel’s state institutions in 1957-1959 years // In: Cyril and Methodius Readings in the Samara State Technical University. Collected materials XI All-Russian (with international participation) scientific conference of students, undergraduates and graduate students. 2015. P. 351-356.
3. Kozlov M.V. Radicalism in the Holy Land: approaches and concepts // Eurasia: the spiritual traditions of the peoples. Number 4. 2012. P. 48-64.
4. Krylov A.V. The role of the religious factor in the political process in Israel // Yearbook of the Institute of International Studies of the Moscow State Institute of International Relations (University) of the Ministry of Foreign Affairs of the Russian Federation. 2016. № 1. P. 98-108.
5. Lisovoy N.N. On the history of Russian spiritual presence in the Holy Land and the Middle East // Proceedings of the Institute of History of the Russian Academy of Sciences. 2000. № 2. P. 56-89.
6. Murtazin MF Islam, Judaism and Christianity: Origins and mutual // Islamic Studies. 2014. № 3. P. 6-18.
7. Nosenko T.V. Islam in Israel: the status and religious contradictions // Bulletin of the University of MGIMO. 2010. № 5. P. 143-151.
8. Hanin V.Z. The religious identity of immigrants from the former Soviet Union in Israel // State, religion, the Church in Russia and abroad. 2015. number 3 (33). P. 255-289.
9. Sharkov I.G., Moses A. Internal and external problems of the pilgrimage to the Holy Land // In: Proceedings of the International Reading Losevskaya Annual Scientific Meeting. South-Russian State Technical University (NPI) of the M.I. Platov. 2015. P. 256-260.
10. Raijman R., Pinsky J. ‘Non-Jewish and Christian’: perceived discrimination and social distance among FSU migrants in Israel // Israel Affairs Vol. 17, No. 1, January 2011, P. 125-141.