КОНКУРС
на лучшую статью
(тезисы, размышления) по проблемам государственной национальной политики в Российской Федерации

Текущий номер

Кашицын И.Д. Преследования и дискриминация христиан в Ираке в 2004-2015 гг.: исторические предпосылки и современное положение христианской общины

Кашицын И.Д.
Аспирант кафедры внешних церковных связей Общецерковной аспирантуры и докторантуры им. св. Кирилла и Мефодия.
 
Преследования и дискриминация христиан в Ираке в 2004-2015 гг.: исторические предпосылки и современное положение христианской общины
 

Геополитический передел Ближнего Востока, начатый с военного вторжения в Ирак коалицией во главе с США в 2003 году и положивший начало череде свержения существующих режимов, непосредственным и самым трагическим образом отразился на положении христиан в регионе. С указанного момента в Ираке формируются экстремистские группировки, использующие в своей идеологии радикальные исламские лозунги. Их идеология характеризуется крайней нетерпимостью по отношению к людям иных вероисповеданий. Несмотря на имеющиеся в исламе предписания об уважительном отношении к «Людям Книги», в число которых входят иудеи и христиане, экстремисты развернули в отношении христиан Ирака гонения, сравнимые по своим масштабам с гонениями на христиан первых веков н.э. Неслучайно в 2014 году прозвучали слова в защиту иракских христиан со стороны: главы Управления по делам религии Турции Мехмета Гёрмеза, генерального секретаря Организации исламского сотрудничества Ияда Мадани, президента Всемирного еврейского конгресса Рональда Лаудера.

В рейтинге преследований христианской правозащитной организации «Open Doors» за 2015 год Ирак и Сирия оказались на 3-м и 4-м местах соответственно, что говорит об экстремальном уровне преследований. «Помощь Церкви в беде» («Aid to the Church in Need») заявила по итогам исследования положения христиан в 2013–2015 годах, что христианство в ряде стран Ближнего Востока и Африки на пути исчезновения, христиане массово бегут, опасаясь геноцида, исламистские группы устаивают религиозные чистки. Аналитики утверждают, что при сохранении таких условий в Ираке христианство может практически исчезнуть уже через пять лет.

За минувшее столетие, с 1900 года, процент христиан в Ираке снизился с 6,4 до 1, то есть, в шесть раз. Согласно прогнозам Бостонского университета, к 2050 году христиан в Ираке останется не более 0,4 % населения. Основные факторы уменьшения христианской общины: миграция, связанная с крайне небезопасной обстановкой и уничтожением боевиками христианского культурного наследия, низкая в сравнении с мусульманами рождаемость, неопределенность будущего и постоянная нестабильность в настоящем.

К сожалению, отечественные востоковеды зачастую неоправданно обходят вниманием положение христиан в странах Ближнего Востока в новейшее время. Несправедливость такого подхода заключается в том, что роль христианское общины в становлении и развитии мусульманского мира сложно переоценить. Не могут не обращать на себя внимание критические показатели сокращения христианского присутствия. В связи с глобальной угрозой распространения экстремизма ценным было бы исследование экстремистской идеологии в отношении христиан. 

Наша статья посвящена комплексному анализу феномена преследований христиан в Ираке в 2003-2015 гг. Для этого мы рассмотрим исторические предпосылки к формированию современной ситуации, оценим количество и статус христиан перед вторжением 2003 года и позднее, масштабы бегства христиан из Ирака, рассмотрим наиболее острые случаи преследований христиан в Ираке, изучим положение христиан в условиях нашествия ИГИЛ на территориях Ниневии.

 

Положение христиан в Ираке в 1922-2003 гг.

В начале XX века христианское население Ирака увеличилось за счет христиан, спасающихся бегством или перемещенных младотурками в ходе совершаемого геноцида христианских народов: армян, ассирийцев и др. Однако и на территориях Месопотамии в 1915-1918 гг. было уничтожено около 50 тыс. христиан. В эти годы османы сформировали из турецких и сирийских курдов карательные отряды, которые немало потрудились в истреблении ассирийских христиан. Этому способствовала и консолидация христиан с иракскими курдами на фоне противостояния политике пантюркизма в Османской империи и последующей борьбы за независимость во время британского правления. 

В 1920-1932 гг. Месопотамия находилась под британским мандатом. Характеристика этноконфессиональных отношений указанного периода приводится в кандидатской диссертации Е. В. Барановой: «С приходом к власти в империи младотурок порядок совместного бытия населявших её многочисленных народов и конфессий был нарушен, поскольку традиционное религиозное мировоззрение, объединявшее мусульман империи в единую умму и вырабатывавшее принципы её сосуществования с немусульманскими этноконфессиональными общностями, потеряло свою незыблемость. Провозглашённая новым правительством идеология пантюркизма превратила этнический фактор в ведущий принцип самоидентификации населения, вследствие чего даже мусульмане – нетурки ощущали себя людьми второго сорта. Таким образом, Великобритания получила в управление государство, население которого находилось в состоянии дезинтеграции и ей оставалось лишь умело её поддерживать, что гарантировало мандатной администрации свободу действий». В исследовании Е. В. Барановой также отмечено, что до начала Первой мировой войны британцам было невыгодно ослабление Османской империи за счет усиления определенных групп населения, поэтому британская политика в отношении христиан была весьма избирательна и не имела целью защиту христианства. Великобритания активно использовала в своих интересах противоречия между христианами и мусульманами, вплоть до намеренного разжигания кровопролитных локальных конфликтов. 

После провозглашения независимости Ирака (3 октября 1932 года) в 1933 году совместная иракско-курдская армия осуществила истребление христиан-ассирийцев в Сумайле, в северном Ираке. Причиной стало сотрудничество ассирийцев с англичанами и их активность на международных площадках в стремлении добиться независимости ассирийской нации. Было убито, по разным данным, от 600 до 4000 ассирийцев, многие христиане мигрировали за пределы Ирака, ассирийские деревни были искусственно заселены курдами. Примечательно, что действия гонителей сопровождались принуждением к принятию ислама, а отказ карался смертью. Резня сопровождалась жестокими убийствами женщин и детей, пытками священников, насилием. 

Середина XX века в Ираке отмечена чередой политических переворотов и нестабильностью. Однако в этот период времени, когда радикальные силы оказались на задворках политической жизни страны, христианская община существовала в относительно стабильных условиях: число христиан растет, они могут наравне с мусульманами участвовать в политической и общественной жизни страны. По выражению главы организации «Iraqi Christian Relief Council» Джулианы Таймурази, «Ирак <…> представлял собой прекрасную мозаику из различных религий, включая иудаизм». 

В 1963 году к власти в Ираке приходят социалисты из арабской партии Баасистские идеи панарабизма не вполне отвечали чаяниям ассирийцев, для которых национальный вопрос играл важнейшую роль. В 1969 году иракские военные в ответ на подрыв армейского патруля устроили карательную операцию в селении Сориа, тогда было уничтожено от 40 до 90 ассирийцев, членов Халдейской Церкви, в т.ч. священник. В 1970-80-х гг. христиане-ассирийцы в северном Ираке подвергались репрессиям со стороны иракских властей за сотрудничество с курдскими сепаратистами. Имели место факты выселений и убийств ассирийцев. 

В 1979 году к власти в Ираке приходит Саддам Хусейн. Несмотря на сложившуюся репутацию диктатора, при нем христиане находились в достаточно стабильном положении. Они могли занимать высокие государственные посты, беспрепятственно вести бизнес. Христианский район Багдада – Дора – считался одним из самых престижных в городе. Этому способствовал более высокий уровень образования христиан по сравнению с основой массой мусульман. За христианами закрепилась репутация обеспеченного класса иракского общества.

Внимания заслуживает тот факт, что в окружении иракского лидера находились представители основных народностей и религий, представленных в Ираке, в первую очередь, ассирийцев и курдов: вице-премьером был с 1979 по 2003 гг. ассириец-халдей Тарик Азиз, вице-президентом – курд Таха Рамадан. Известно, что в годы правления С. Хусейна восстанавливались древние храмы и монастыри, могли строиться новые. Однако на христиан все же накладывались определенные ограничения. Наиболее метко, на наш взгляд, положение христиан при Саддаме Хусейне характеризует глава иракской правозащитной организации «Хаммурапи», бывший парламентарий Паскаль Варда: в Ираке имелась «свобода поклонения и контролируемая свобода вероисповедания». Как отмечают представители христианской общины Ирака, до вторжения христиане и мусульмане жили в мире.

В 1986-1989 гг. Саддам Хусейн организовал кампанию против неарабских народов в Ираке, которая получила название «Анфаль» (добыча). В ходе военной операции с использованием химического оружия погибло о 50 до 100 тыс. человек, в основном курды. Ассирийцы и езиды косвенно также стали жертвами операции.  Существуют данные, что тогда было уничтожено около 250 христианских селений. Отметим, что партия «Ассирийское демократическое движение» была полноценным членом Фронта Курдистана и имела собственные вооруженные формирования, а в парламенте Курдистана в 1992 году для христиан было выделено пять мест.

Перепись населения в Ираке 1987 года насчитывает 1,4 миллиона христиан. Однако христиане начинают покидать страну уже в 1990-е годы, когда начал сказываться эффект от войны в Персидском заливе экономических санкций. Довольно крупные ассирийские диаспоры формируются в США и Австралии, часть христиан оседает в Европе.

Из вышесказанного следует вывод: случаи гонений на иракских христиан в XX веке были обусловлены скорее национальной, чем религиозной нетерпимостью. Ассирийцы консолидировались с иракскими курдами на почве попыток обретения независимости, что нередко становилось причиной репрессий со стороны официальных властей. Немалая часть политически активных христиан была негативно настроена по отношению к С. Хусейну, что впоследствии обернулось для них серьезной трагедией.

 

Состав христианской общины Ирака в начале XXI в.

Непосредственно перед вторжением коалиционных войск в 2003 году в Ираке проживало, согласно наиболее распространенным оценкам, от 1 до 1,5 млн. христиан, что составляло около 5 % населения страны. Исследователь Рэй Муад приводит цифру в 600 тысяч христиан. Большую часть составляли общины католиков (более 500 тыс. человек). Среди них наиболее крупная - Халдейская Католическая Церковь (около 400 тыс. человек). У нее имелось 7 епископских кафедр (Багдад, Мосул, Эль-Кош, Эрбиль, Киркук, Зако, Амадия, Акра). Сиро-католическая Церковь насчитывала 55 тыс. верующих, в основном они проживали в Мосуле (15 тыс. человек) и его окрестностях, а также в Багдаде, имелось соответственно 2 епархии. Армяно-католиков и верующих Латинского Патриархата в Ираке проживало 5,5 и 5,2 тыс. человек соответственно. Имелось около 700 представителей Мелькитской Церкви.

Около 90 тыс. верующих находилось в лоне Ассирийской Церкви Востока. Община Сирийской Ортодоксальной Церкви насчитывала около 40 тыс. членов в 3 епархиях: Багдаде, Басре и Мосуле. В Ираке также проживало 25 тыс. верующих Армянской Апостольской Церкви (Киликийского Католикосата).

Географически большинство христиан было сосредоточено в Багдаде: более 500 тыс. человек. Во втором по величине иракском городе Мосуле к 2003 году проживало от 130 до 200 тыс. христиан. 

Православные христиане в Ираке принадлежат Антиохийской Православной Церкви. В 2001 году в Ираке насчитывалось около 800 православных.

 

Вторжение международной коалиции в Ирак и его последствия для христианской общины

20 марта 2003 года объединенные вооруженные силы США и антииракской коалиции (Австралия, Великобритания, Польша и др.) начали военную кампанию против иракских властей. Поводом для вторжения стала информация о разработке Ираком оружия массового поражения. Операция началась в одностороннем порядке, без санкции на это ООН. Ряд оппозиционных режиму С. Хусейна христианских общин (преимущественно ассирийских, таких как «Ассирийское демократическое движение») поддержали вторжение западной коалиции.

После вторжения в Ираке наступил затяжной период упадка и нестабильности во всех сферах жизни. Уничтожение властей и армии Ирака фактически раскололо страну на сферы влияния различных этнорелигиозных группировок. Российский востоковед У.З. Шарипов отмечает: «Страна фактически раскололась на три открыто сражающиеся друг с другом национально-религиозные общины, а следовательно, на обособленные территории: суннитов, шиитов и курдов, которые в прошлом, при всех существовавших взаимных противоречиях и случавшихся временами коллизиях, вместе с тем как-то сосуществовали в рамках единой страны».

Из тюрем вышли радикальные преступные элементы, деятельность которых прежде жестко пресекалась. К ним примкнул ряд бывших армейских кадровых офицеров, недовольных политикой С. Хусейна. Страну наводнило множество радикальных группировок, пропагандирующих экстремистские интерпретации исламского вероучения. Экстремисты поставили своей целью полностью искоренить христианское присутствие в Ираке. Для этого они использоали любые средства деморализации христиан: запугивания, угрозы, похищения, уничтожение храмов и других христианских святынь, насилие, убийства и теракты. 

За 2003-2013 гг. было убито, по разным данным, от 700 до 2000 христиан (из них 17 священников), множество христиан похищено, атакам подвергся 71 храм в Багдаде и Мосуле. 

Приведем лишь часть наиболее известных случаев атак против христиан. В сентябре 2006 года джихадисты похитили халдейского священника Басиля Ялдо с целью, чтобы тот лично передал их послание главе Халдейской Церкви Эммануилу III Делли. Послание гласило: христиане должны уйти из Ирака. 

В январе 2008 года в Багдаде и Мосуле возле нескольких храмов и монастырей прогремела серия взрывов. В марте этого же года исламисты похитили халдейского архиепископа Мосула Павла Фараджа Раххо и потребовали за него большой выкуп, а через несколько дней обезглавили иерарха. 

В мае 2010 года террористы подорвали три автобуса со студентами-христианами, направлявшимися в Мосул. Тогда было серьезно ранено 150 человек.

Кровавый теракт был совершен 31 октября 2010 года в Багдаде. После воскресного богослужения в сиро-католический храм Богородицы ворвалось несколько вооруженных террористов. Они захватили верующих в заложники, а при попытке иракских сил безопасности вмешаться в ситуацию радикалы подорвали людей в храме. В результате теракта погибло 57 человек, включая двух священников.

 

Террор ИГИЛ  в отношении христиан Ирака в 2014-2015 гг.

Одним из факторов появления ИГИЛ, стало то, что после падения режима С. Хусейна новые шиитские власти в Ираке проводили откровенно дискриминационную по отношению к суннитам политику. В 2006 году в Ираке путем слияния нескольких радикальных группировок на почве противостояния находящимся во главе страны шиитам появилась структура, известная позднее как ИГИЛ. Тогда группировка была известна под названием «Исламское государство Ирака». Военное ядро организации сформировали бывшие офицеры иракской армии, являющиеся суннитами, идеологическое – вышедшие из тюрем после американского вторжения и прошедшие подготовку в американских лагерях идейные экстремисты. Так, нынешний лидер ИГИЛ Аль-Багдади (настоящее имя – Ибрагим Аввад Ибрагим Али Аль-Бадри) был арестован войсками США в Ираке за повстанческую деятельность и провел в тюрьме 9 месяцев (с февраля по декабрь 2004), затем был освобожден, так как, по мнению американцев, не представлял серьезной угрозы. С момента формирования в 2006 году «Исламского государства Ирака» Абу Бакр Аль-Багдади заведовал там шариатским судом. Уже в то время он был известен крайней жестокостью. В 2010 году Багдади становится главой ИГИ, а в 2011 году Госдепартамент США уже признает его особо разыскиваемым террористом, пообещав награду в 10 млн. долларов за информацию о местонахождении Багдади. Ему инкриминировалась организация множества кровопролитных терактов в Ираке. Таким образом, во главе ИГИЛ стоит профессиональный, жестокий террорист, носитель крайне радикальных убеждений. 

Стратегия ИГИЛ учитывает как достижения, так и ошибки исламских группировок-предшественников. Так, у палестинского ХАМАСа идеологи ИГИЛ позаимствовали идею «справедливого» мусульманского социального устройства: отлаженная финансовая система, выплата пособий и иные виды помощи малоимущим и вдовам погибших членов группировки. У этой группировки имеется собственный серьезный пропагандистский аппарат, выпускающий высококачественные видеоролики и издания.

Религиозная доктрина ИГИЛ подвергнута анализу российским экспертом А. А. Игнатенко. Он отмечает, что на захваченных территориях экстремисты, следуя радикальным трактовкам догмата единобожия, стремятся полностью уничтожить любые объекты поклонения, которые они расценивают как «божества». В отношении христиан это означает уничтожение крестов на храмах, икон, фресок и статуй. По той же причине уничтожаются и кладбища, как христианские, так и мусульманские; скульптуры. То, что представляет историческую или культурную ценность, боевики продают на черном рынке. Как правило, на местах уничтоженных объектов поклонения джихадисты водружают свое черное «знамя единобожия». 

Радикалы в отношении к христианам руководствуются также избранными ими негативными примерами из истории Халифата. В лучшем случае христианам предписывается заключить дискриминационный договор и существовать на правах людей второго сорта, в худшем они физически истребляются или изгоняются путем угроз и показательных казней.

К 2014 году в Ираке насчитывалось от 200 до 400 тыс. христиан. Перед вторжением радикалов в Мосуле в июне 2014 года оставалось около 10 тыс. христиан, не сумевших бежать. Спустя несколько дней после вторжения очевидцы сообщали, что христиан в городе осталось не более 2 тысяч человек.

При захвате Мосула боевиками были так или иначе затронуты 45 христианских храмов города. Некоторые были разрушены, другие переоборудованы под нужды экстремистов: их превратили в административные здания, склады, тюрьмы и др. Среди них 17 храмов Халдейской Церкви, 10 храмов Сиро-католической Церкви, 7 храмов Сирийской Ортодоксальной Церкви, 3 храма Ассирийской Церкви Востока, 2 храма Армянской Апостольской Церкви, 1 протестантский храм. 11 храмов были сожжены дотла. В июле боевики разгромили в мечети Набий Юнус могилу пророка Ионы, почитаемого и христианами и мусульманами. Тогда же появилась информация, что два храма яковитов и халдеев подверглись разграблению, в них были осквернены алтари, вместо крестов на купола вывешены знамена ИГИЛ. Уничтожение культурного и литературного наследия продолжилось в Мосуле: в июле 2014 года боевики ИГИЛ уничтожили множество древних манускриптов, хранившихся в церковных библиотеках города. Кроме того, террористы захватили монастыри и храмы в Каракоше, Нимроде и др. городах. 50 тысяч христиан были вынуждены бежать из г. Каракош, где они составляли большинство населения.

В ходе наступления боевиков на Мосул и Ниневию боевики похищали детей христиан, захватывали христианских женщин в рабство, имели место убийства христиан. Например, англиканский каноник в Ираке Э. Уайт заявил в СМИ о том, что в Каракоше боевики ИГИЛ расчленили ребенка, которого он лично крестил несколькими годами ранее. 

Архиепископ Багдада и Кувейта Гаттас (Хазим) приводит следующие данные по православным христианам по состоянию на октябрь 2014 года: 90 % православных покинули Ирак, начиная с 1990 года. В Багдаде осталось 30 из 600 семей, менее 10 семей оставалось в Мосуле. Антиохийская Православная Церковь признается официально иракским законодательством. В Ираке у этой Церкви имеется 2 храма и школа. Из государственного бюджета Ирака на нужды этой Церкви выделяются денежные дотации. 

Основными направлениями бегства христиан стал Иракский Курдистан. В пригороде Эрбиля Анкаве существует целый христианский район. По данным Ассирийского демократического движения, число внутренне перемещенных ассирийцев составляло в 2014 году 22 тысячи человек. Из них почти 13 тысяч находятся в Эрбиле, 2,5 тысячи – в Дохуке. Ситуация осложняется тем, что большинство беженцев вынуждены жить в тяжелейших гуманитарных условиях: на улицах и в палатках, без отопления. Курды оказывают христианам посильную помощь и обеспечивают их защиту на подконтрольных территориях в обмен на лояльность к идеям независимости Иракского Курдистана. 

Наиболее востребованными зарубежными направлениями исхода христиан стали Ливан, Иордания и отчасти Сирия. По состоянию на конец 2014 года, около 8 тыс. семей иракских христиан бежало из северного Ирака в Ливан, где сложилась и без того непростая обстановка в связи с более чем миллионом сирийских беженцев. Халдейский епископ Бейрута Монсеньор Мишель Кассарджи сообщил католическому ИА «Fides», что многие не могут получить официальный статус беженцев. Часть христиан предпринимает попытки эмигрировать в страны Запада. Благотворительным организациям становится все труднее обеспечить нужды беженцев, особенно в отсутствие необходимой поддержки со стороны международного сообщества. Директор иорданского филиала католической благотворительной организации «Каритас» Ваэль Сулейман 16 декабря 2014 года сообщил, что в Иордании нашли убежище более 7 тысяч христиан из Ирака. Отмечено, что ресурсов для поддержания беженцев хватит максимум на два месяца. 70 % беженцев находятся в округе Аммана, их стараются разместить в приходах, из-за бюрократических препон дети не посещают школы.

Иракские христиане, будучи на сегодняшний день в меньшинстве, оказались в тяжелейшем положении. Засилье радикальных элементов и развернутые ими гонения спровоцировали массовый исход христиан из Ирака. В отличие от шиитов или курдов, у христиан практически нет отрядов самообороны, они оказываются в наиболее уязвимом положении. 

Следует привести данные об уничтожении христианского культурного наследия Ирака: С 2004 по 2013 гг. в Ираке подверглись атакам 118 церквей: 45 в Багдаде, 64 в Мосуле, 8 – в Киркуке, 1 – в Рамаде. В январе 2008 года была совершена серия из 7 терактов в Багдаде и Мосуле, в Багдаде пострадал православный храм, там был ранен охранник. Неоднократные серии одновременных нападений на христианские храмы говорят о цели радикалов: уничтожить насколько возможно любые следы христианского присутствия в Ираке.

В сентябре 2014 года в Тикрите экстремисты взорвали ассирийскую «Зеленую» церковь VII века, а также старейшую исламскую усыпальницу в Ираке. Тикрит с первых веков христианства до нашествия монголов в XIV веке был крупным ассирийским христианским центром. 9 марта 2015 г. боевики ИГИЛ взорвали фасад церкви в монастыре св. Георгия, т.к. там был выложен символ креста. Этот крупный храм был построен в X веке и принадлежал Ассирийской Церкви Востока, а в середине XIX века перешел к Халдейской Церкви. Радикалы также осквернили христианское кладбище при монастыре. Монастырь использовали как тюрьму, совершали там пытки.

В ноябре 2014 г. и в феврале 2015 года директор ЮНЕСКО И. Бокова выступала с выражением крайней обеспокоенности из-за уничтожения ИГИЛ культурного наследия Ирака, сравнивая боевиков с нацистами. Бокова назвала это «больше чем культурной трагедией». Среди уничтоженных боевиками артефактов были статуи, возраст которых достигал трёх тысяч лет.  «Это также и проблема безопасности, поскольку тем самым нагнетается религиозное разобщение, экстремизм и насилие и усугубляется конфликт в Ираке, - отметила Бокова. - Это является прямым нарушением последней резолюции СБ ООН 2199, которая осуждает уничтожение культурного наследия и вводит обязывающие меры для противодействия незаконной торговле древностями и культурными объектами Ирака и Сирии».

Христианству в Ираке грозит практически полное исчезновение. Поскольку наличие христиан в мусульманских регионах являются своего рода  заслоном на пути распространения экстремизма среди мусульман, потеря христианского присутствия станет цивилизационной катастрофой и приведет лишь к дальнейшему усилению напряженности. 

Идеи т.н. «Исламского государства» уже достаточно широко распространились среди ближневосточного населения, и даже в случае военного поражения ИГИЛ потребуются серьезные и разносторонние усилия для предупреждения конфликтов на религиозной почве. Это подразумевает всестороннюю блокаду ИГИЛ: политическую, финансовую и идеологическую. Важным фактором профилактики экстремизма является активное распространение подлинной информации о важном месте и роли христиан в становлении ближневосточного сообщества. Непременным условием для возвращения уже покинувших Ирак христиан является стабилизация политической и экономической обстановки и гарантии социальной защиты. Для этого необходима политическая воля международного сообщества, в первую очередь, тех стран, которые несут ответственность за происходящие события: США, стран Европы и ближневосточных монархий. Как и прежде, судьба иракских христиан целиком зависит от того, сумеет ли мировое сообщество обратить внимание на гонения, совершаемые экстремистами, и предпринять соответствующие меры.

 

Bibliography
1. Baranova E.V: The British mandate and ethno-confessional communities in Iraq: Author. Dis. ... Cand. ist. Sciences: 07.00.03: Bryansk, 2004. URL: http://www.dslib.net/vseobwaja-istoria/britanskij-mandat-i-jetnokonfessionalnye-obwiny-iraka.html#642501 (03.02.2015).
2. Vorobyov I.A disappear if Christianity in the Middle East? // Irina Vorobyev. Institute of Oriental Studies. 2015. URL: http://www.ivran.ru/articles?artid=3614.
3. Ignatenko A.A. Territory winning monotheism // Nezavisimaya Gazeta 06.08.2014. URL: http://www.ng.ru/facts/2014-08-06/6_halifat.html (15.12.2014).
4. Proceedings of the Assyrian Democratic Movement. 02/26/2015. author’s archive.
5. Panchenko K.A. Christian Arabs // Orthodox Encyclopedia. V. III, p. 152-155.
6. Panchenko K.A. Baghdad // Orthodox Encyclopedia. V. IV, p. 248-251.
7. N. Seleznev Ancient Church of the East // Orthodox Encyclopedia. V. XVI, p. 265-266.
8. Sharipov UZ The US concept of a “Greater Middle East” and the national tragedy in the Middle East / Institute of Oriental Studies. M .: Center for Strategic Study, 2013. - 280 p.
9. Aziz M.A. The Kurds of Iraq: Ethnonationalism and National Identity in Iraqi Kurdistan. L., 2011. P. 60-63.
10. Black G. Genocide in Iraq: The Anfal Campaign Against the Kurds. HRW, 1993. P. 312-317.
11. Mar Eshai Shimun. The Assyrian Tragedy // URL: http://www.aina.org/books/tat.htm (12.11.2014).
12. McQuade R. Iraq’s persecuted Assyrian Christians are in limbo // Daily Telegraph 30.07.2014. URL: http://www.telegraph.co.uk/news/worldnews/middleeast/iraq/11000168/Iraqs-persecuted-Assyrian-Christians-are-in-limbo.html (05.11.2014).
13. Mouwad. R. Syria and Iraq - Repression. Disappearing Christians of the Middle East // The Middle East Quarterly. Winter 2001. V. 8. № 1. URL: http://www.meforum.org/17/syria-and-iraq-repression (24.11.2014).
14. Persecuted and Forgotten? A report on Christians oppressed for their Faith 2013-2015 // Aid to the Church in need. URL: http://www.acnuk.org/ 21.12.2015).
Rassam S. Christianity in Iraq: Its Origins and Development to the Present Day / by Suha Rassam. Gracewing Publishing, Leominster, 2005. - 203 p.
16. Savage S. Like Jews before them, Iraq’s Christians may face extinction after jihadist invasion // by Sean Savage. Jewish News Service 19.06.2014. URL: http://www.jns.org/latest-articles/2014/6/19/like-jews-before-them-iraqs-christians-may-face-extinction-after-jihadist-invasion#.VJVig14irs= ( 05.11.2014).
17. Terrorist Designation of Ibrahim Awwad Ibrahim Ali al-Badri // U.S. Department of State 17.10.2011. URL: http://www.state.gov/r/pa/prs/ps/2011/10/174971.html (08.08.2015).
18. Warda P. Targetting Iraqi minorities result their extinction // by Pascale Warda. The Hammurabi Human Rights Organization. URL: http://www.hhro.org/hhro/news_en.php?lang=en&art_id=348 (01.12.2014).
19. World Watch List // URL: https://www.opendoorsusa.org/ (21.12.2015).
20. Young P. Christians in Iraq // History Today. V. 57. L., 2007. URL: http://www.historytoday.com/penny-young/christians-in%E2%80%88iraq (09.11.2014).