КОНКУРС
на лучшую научную и научно-публицистическую работу по теме: Молодежная политика. 
Цифровая экономика.

Текущий номер

Илюхина В.В. Католическая церковь и марксизм: понтификат Бенедикта XVI

Илюхина В.В. Католическая церковь и марксизм: понтификат Бенедикта XVI // Журнал "Миссия конфессий". 2017. № 22. С. 21-28.

Илюхина В.В.

Аспирант кафедры государственно-конфессиональных отношений РАНХиГС.

 

Католическая церковь и марксизм: понтификат Бенедикта XVI

 

Одной из основных задач социального учения римско- католической церкви было противодействие распространению марксизма. В «Манифесте коммунистической партии» тогдашний Римский папа открывает список влиятельных фигур, сплотившихся «для священной травли этого призрака». В XX и XXI вв. в своих энцикликах и заявлениях Святой престол бескомпромиссно осуждал марксистcкое учение и основанную на нём политическую практику как противоречащие естественному порядку и разрушающие установленные нормы морали.

Возглавляя Конгрегацию вероучения, будущий Папа Бенедикт XVI находился на переднем крае противодействия распространению влияния коммунистической идеологии, прежде всего на католический мир. Конгрегация подготовила и опубликовала множество документов, в которых не только опровергались заблуждения марксизма, но и предлагалась программа «позитивного преодоления» влияния учения о классовой борьбе и о революции как способе ликвидации различных форм угнетения. За два десятилетия Конгрегация вероучения, возглавляемая кардиналом Йозефом Ратцингером, превратилась в один из центров «католической марксологии». Возглавив Святой престол, Бенедикт XVI постоянно высказывает свои суждения о марксисткой теории и практике.

При сохранении общей негативной оценки марксизма, основанного на материализме, при понтификате Бенедикта XVI наблюдается избирательный подход к марксистскому учению.21 октября 2009 г. в ватиканском официозе газете «Osservatore Romano» публикуется статья историка, члена ордена иезуитов Георга Санса о Карле Марксе. В ней проводится различие между Марксом - автором «Коммунистического манифеста - и частями его творческого наследия, приемлемыми для католического учения. Материалистический взгляд на историю автора «Капитала» называется однобоким, но при этом признаётся правота других ключевых идей Маркса. Идеи Маркса об отчуждении труда и происхождении прибыли, по мнению Георга Санса, не потеряли актуальности. Автор публикации соглашается с критиковавшим капитализм Марксом в том, что различия между бедностью и богатством являются проявлением структур, созданных человеком, а не естественной природной данностью.

Изучение некоторой эволюции, проявившейся при понтификате Бенедикте XVI в отношении римско- католической церкви к марксистскому учению способствует углублённому пониманию процессов, происходящих в своевременном социальном учении католицизма.

Признавая в книге «Иисус из Назарета», что значительная часть человечества веками жила под гнётом, Бенедикт XVI задаёт вопрос: «Отвечают ли угнетатели истинному образу человека, или, скорее, они являют искажённый образ, оскорбляющий достоинство человека как такового?». И затем следует упоминание о Карле Марксе, давшем «яркое описание этого «отчуждении» человека; и хотя он не мог в полной мере осознать глубину этого «отчуждения», ибо мыслил исключительно материалистическим категориями, тем не менее, он показал со всею (наглядностью, что происходит с человеком, который «попался разбойникам». Бенедикт XVI не случайно заковычивает термин «отчуждение», полагая, что его содержание трактуется Марксом односторонне, исключительно с материалистических позиций и не раскрывает глубинных оснований этого термина. Папа видит подлинную причину отчужденности человека в том, что «каждый человек чего- то лишён, каждый по-своему «отчуждён», отчуждён в первую очередь от любви, («которая и составляет сверхъестественное сияние», что у нас отбирают) и каждый человек нуждается сначала в исцелении, нуждается в даяниях».

В социальных энцикликах и выступлениях Бенедикта УI отсутствуют негативные суждения о «коллективистской» (коммунистической) экономической модели, критическим оценкам которой на протяжении столетия отводилось ключевое место в социальной доктрине Ватикана. В то же центр тяжести полемики с марксизмом смещается в сторону выявления философских и этических заблуждений и ошибок этого учения.

В энциклике «Spe Salvi» марксизм рассматривается Бенедиктом XVI порождением возникшей в эпоху Просвещения веры в прогресс как новой формы человеческой надежды. XIX век не изменил этой вере. Однако всё большее ускорение технического развития и связанная с ним индустриализация породили совершенно новую социальную ситуацию. Сформировался класс индустриальных рабочих, ужасные условиях жизни которых красноречиво описал Фридрих Энгельс в 1845 г. Необходимы перемены, способные потрясти и опрокинуть всю структуру буржуазного общества. После буржуазной революции 1789 г. настал час новой революции, пролетарской: прогресс не мог продвигаться маленькими шагами. Требовался революционный скачёк. «Карл Маркс уловил это требование времени и, вооружившись силой слова и мысли положил начало великому и, как он считал, окончательному шагу историк спасению, к тому, что Кант называл «Царством Божиим». Отныне прогресс к лучшему, к окончательному правильному устройству мира исходит не из науки, а из политики - из научно обоснованной политики, которая умеет распознавать структуру истории и общества и тем самым указывать путь к революции, к всесторонним изменениям. Очень точно, хотя и несколько односторонне, Маркс описал ситуацию своего времени и, обнаружив недюжинные аналитические способности, перечислил пути к революции. Более того, он не остановился на теории, а вместе с Коммунистической партией, создание которой провозглашалось в опубликованном в 1848 г. «Манифесте Коммунистической партии», предпринял ряд конкретных шагов. «Его обещание, благодаря остроте анализа и четкому указанию способов решительно изменить мир, ослепили и до сих пор ослепляет множество умов. Позже, такая «революция» самым радикальным образом совершена в России».

Но вместе победой революции стала очевидной и фундаментальная ошибка Маркса. По словам Бенедикта XVI, «он точно указал, как осуществить переворот, но не сказал, что должно произойти после него. Он предполагал, что с экспроприацией собственности у правящего класса, с падением политической власти и обобществлением средств производства, Новый Иерусалим станет реальностью, что тогда действительно будут устранены все противоречия; человек и мир, наконец, ясно увидят самих себя». И всё произойдёт само по себе, правильным путём, потому что всё будет принадлежать всем и все буду желать добра друг другу, Итак, после революции Ленину пришлось столкнуться с тем, что в трудах учителя нет никаких указания о том, как действовать дальше. Да, он говорил о промежуточной фазе диктатуры пролетариата как об одной из необходимостей, которая, однако, исчезнет сама собой. Мы прекрасно знаем эту «промежуточную фазу» и знаем, как она развивалась дальше, оставляя за собой удручающее разрушение, вместо того, чтобы оздоровлять мир». Маркс не просто не продумал необходимых для нового мира элементов и институтов - тот в них уже не должен был нуждаться. Сам факт, что он ничего не говорит об этом, является логическим следствием его позиции. «Его ошибка лежит глубже. Человек всегда остаётся человеком. Он забыл, что свобода всегда остаётся свободой, даже для зла. Он считал, что после приведения в порядок экономики, всё остальное встанет на своё место. Его главная ошибка - материализм: на самом деле человек представляет собой отнюдь не только плод экономических условий, и его невозможно оздоровить лишь извне, создав благоприятную экономическую среду».

Бенедикт XVI не ограничивается указанием на методологические ошибки понимания Марксом справедливого общества и путей его достижения. Вслед за их изложением в энциклике «Spe Salvi» предлагается «позитивное преодоление» таких ошибок. Утверждается, что «правильное состояние человеческих дел, нравственное благополучие мира нельзя обеспечить лишь структурами, сколь бы действенными они ни были. Структуры не только важны, но и необходимы, однако не должны и не могут посягать на человеческую свободу». Даже лучшие структуры функционируют лишь при условии, что в обществе живы убеждения, способные мотивировать к добровольному соблюдению общественного порядка. Свобода нуждается в убеждённости - в такой убеждённости, которая существует не сама по себе, «но должна каждый раз заново завоёвываться всем сообществом».

Называя свободу неотъемлемым качеством человека и в то же время уязвимым, на этом основании энциклика «Spe Salvi» считает невозможным окончательное уcтановление царства добра в этом мире. « Тот, кто обещает лучший мир, который якобы будет длиться вечно, лжёт и игнорирует человеческую свободу. Свободу следует вновь и вновь завоёвывать для дара». Если бы возникли структуры, которые бы установили бы бесповоротно определённые - благие - условия мира, то тем самым отрицалась бы свобода человека и поэтому, в конечном счёте, они вовсе не были бы благими структурами. Из этих суждений следует вывод, согласно которому извечно обновляющийся поиск правильного устройства человеческих дел - задача каждого поколения, которая никогда не будет решена полностью.

В прямой и опосредованной форме марксизм неоднакратно упоминается Бенедиктом XVI, когда речь заходит о «теологии освобождения». «Теология освобождения» выросла в огромную проблему Ватикана. В политике Бенедикта XVI ключевое место занимает разгром латиноамериканской «теологии освобождения», идеологи которой в трактовке социально-политических и экономических процессов широко использовали «марксистский анализ» - пути и способы освобождения трудящихся от материального и духовного гнёта. По их убеждению, долг священника перед обществом – анализ ситуации «без оглядки на правящие классы и действующую власть, просвещение масс в соответствии с этим анализом, наконец, деятельное участие в освобождении общин от «рабства капиталистического греха».

Несмотря на всю пропаганду «официального католицизма», идеи и тексты «теологии революции» все дальше распространялись ее новыми «апостолами» Американского континента. Побудительные мотивы, породившие «теологию освобождения» в Латинской Америке, проявились также в Африке. Там возникли «черная теология», «африканская теология революции» и другие похожие концепции. Они выражали стремление католиков Африки к социальной справедливости и политическому раскрепощению.

В особую немилость Конгрегации вероучения и её префекта (главы) впал видный представитель «теологии освобождения» - бразильский священник и теолог Леонардо Бофф. После опубликования им в 1984 году книги «Церковь, харизма и власть» он был обвинён Йозефом Ратцингером «в очарованности марксизмом» и вызван на проработку в Ватикан. Вот как сам бразильский священник рассказывает об этом в интервью французской «Либерасьон» в апреле 2005 г., спустя несколько дней после избрания кардинала Ратцингера папой римским. «Он (Ратцингер) был вежлив- он никогда не повышает тона- при этом очень суров: он приговорил меня к гробовому молчанию на срок, в течении которого я не имел права ни писать, ни говорить». Наложенное приговором «молчание» исчислялось 18 месяцами.

В 1984 г. за подписью Ратцингера была обнародована «Инструкция по некоторым аспектам теологии освобождения», в которой осуждается использование католиками в оценках социальной реальности «марксистского анализа». Критические стрелы были направлены против включения «теологией освобождения» учения марксизма о классах и классовых противоречиях. Подобные новаторские интерпретации содержания веры назывались в инструкции 1984 г серьёзным расхождением с верой церкви, и более того, представляющие её практическое отрицание. Радикальный изъян классовой теории марксизма и путей устранения классовых противоречий усматривался в абсолютизации насилия, несовместимого с этикой христианства.

В 1986 г. Конгрегация вероучения публикует инструкцию «Христианская свобода и освобождение», основное содержание которой теперь направлено на позитивное преодоление исходных установок «теологии освобождения». В этом пространном документе обосновывается наличие у католической церкви собственной и при этом самой гуманной и действенной программы освобождения, и лишь незнание или игнорирование её основ порождает соблазн дополнить христианское понимание свободы и освобождения атеистическим марксизмом.

Ещё в 1994 г. Леонардо Бофф писал о глобальном (планетарном) масштабе кризиса, в котором находится человечество, и это вопреки радужным экономическим и технологическим показателям развитых стран мира. «Сегодня,- утверждал он,- говорят о самых разных кризисах: экономическом, энергетическом, моральном, экономическом, о кризисе системы образования. На самом же деле все эти частные кризисы суть части огромного кризиса общества, которое мы создали за последние четыре столетия. Этот кризис можно назвать всемирным в том смысле, что эта социальная модель распространилась (не всегда добровольно) практически по всему миру».

«Визитной карточкой» доминирующей социальной модели бразильский теолог называет резкое противостояние бедности и богатства. Это явление можно наблюдать и в масштабах планеты, и в каждой отдельной стране. « В масштабе планеты есть несколько богатых стран и множество бедных. В каждой отдельной стране особенно заметно, что меньшинство пользуется изобилием всевозможных благ (продуктами, медицинским обслуживанием, образовательной системой, бытовым комфортом), а большинство не имеет даже минимума, необходимого для сохранения жизни и достоинства».

Глубинные истоки кричащих несправедливостей Леонардо Бофф видит в нарушении социальной экологии, основанной на принципах жизни, общем благе, солидарности и совместной деятельности людей. Вместо этого экономика построена на ограблении природы и эксплуатации людей. Подобная модель экономики стремится к экономическому росту за кратчайший период времени, с минимальными затратами ради максимального дохода. Тем самым формируются ложные смысложизненные программы. Люди, способные выжить в таком вихре и следовать такой логике, смогут составить себе капитал и разбогатеть, но только в результате постоянной эксплуатации окружающих.

Влиятельные оппоненты Бенедикта XVI, в том числе и пострадавшие от Конгрегации вероучения, внимательно наблюдали за действиями и высказываниями Бенедикта XVI. Они критически отозвались на избрание кардинала Йозефа Ратцингера Папой, усматривая в этом победу консервативного крыла церкви. Среди критиков политики Бенедикт XVI можно встретить представителей «теологии освобождения», взгляды которых в 80- е годы прошлого столетия неоднократно осуждались Конгрегацией вероучения.

Теология освобождения — это разновидность милленаризма, не имеющая никакого оправдания в сегодняшней Латинской Америке, в особенности на фоне той заботы о социальных вопросах, которую проявляет ныне Церковь, — заявил Бенедикт XVI в беседе с журналистами на борту лайнера по пути в Бразилию.

Миссия Церкви — прежде всего «религиозная», сказал далее понтифик, но при этом Церковь готова решать и серьезные социальные проблемы.Всегда существует пространство для того, чтобы вести в рамках законов дебаты о том, как создать условия для освобождения человека, о том, как осуществить учение Церкви о необходимости предоставить человеку условия, посредством которых будут развиваться подлинные качества», — продолжил Папа, подчеркнув затем, что сегодня «положение дел значительно отличается от того времени, когда зародилась «теология освобождения». Совершенно очевидно, что тезисы о том, что полноценная жизнь может быть достигнута посредством революции, оказались ложными, — сказал Бенедикт XVI. — Сегодня это понимают все, и вопрос заключается в том, каким образом Церковь может участвовать в борьбе за справедливость. И по этому вопросу у богословов и социологов нет единого мнения». «Милленаризм — это ересь, проповедующая неминуемость конца света и наступления царства мира и справедливости», - пояснил Бенедикт XVI.

В беседе с журналистами на пути в Бразилию Бенедикт XVI заявил о утрате «теологией освобождения» своего влияния в Южной Америке. С таким заявлением не согласны некоторые зачинатели этого движения. С резкой критикой утверждений о кризисе «теологии освобождения» выступил бразильский францисканец отец Леонардо Бофф. В сентябре 1984 года он был вызван в Конгрегацию вероучения, получив суровое наказание- предписание на год отказаться от публичных выступлений.

Вскоре после избрания кардинала Ратцингера Римским папой Леонардо Бофф негативно характеризует Бенедикта XVI. В статье, озаглавленной «Папа страха и централизованной власти», он напоминает о его более, чем двадцатилетнем пребывании главой Конгрегации вероучения и о беседах с кардиналами перед вступлением в члены конклава. На этом основании делается вывод о том, что при новом папе будет продолжен централизованный стиль управления. Преобладание такого стиля создаёт риски отождествления церкви с папой. И если перед лицом плюралистического мира базовой установкой станет простое утверждение ортодоксии, открыто противостоящей культурным плюралистическим тенденциям, то возникает риск отождествления Рима с оплотом консерватизма и христианского интеллектуального средневековья.

В случае преобладания централизованного стиля церковного управления, добавляет Леонардо Бофф, ограничатся возможности местных церквей, для которых необходима свобода артикуляции массам страждущих веры в справедливость и социальную мисси освобождения, без которых евангелизация невозможна. К тому же, усилится исход католиков в другие деноминации.

Последнее опасение Леонардо Боффы вполне справедливо и подтверждается фактами. Уже сейчас только в Бразилии 15 процентов населения являются протестантами. Латинская Америка стала одним из главных плацдармов распространения североамериканских протестантских деноминаций.

В другом выступлении Леонардо Бофф объясняет успех евангелических сект в Южной Америке образовавшимся духовным вакуумом, и, пользуясь тоской людей по высокой духовности, они навязывают им своё ложное учение. Он отмечает, что только в Бразилии не хватает 100 тыс. священников, а половина из 17 тыс. служащих в Бразилии клириков является иностранцами, не всегда способными понять духовные нужды верующих бразильцев.

При понтификате Бенедикта XVI наметилась эволюция в трактовках марксизма. При сохранении общей негативной оценки этого учения признавались некоторые его положения, не противоречащие католической социальной мысли. Критика же марксизма велась преимущественно с позиций христианской этики.

 

Список литературы:

1. Йозеф Ратцингер. Папа Бенедикт XVI Иисус из Назарета. СПБ: Изд-ский Дом «Азбука классики». 2009.

2. Бенедикт XVI Spe salvi. Энциклика о христианской надежде. М.: Изд- во францисканцев. 2008.

3. Земляной С. Теология освобождения. - http: kuraev/smf/index.php?t0pic=430168.0.