КОНКУРС
на лучшую статью
(тезисы, размышления) по проблемам государственной национальной политики в Российской Федерации

Текущий номер

Е.М. Бобкова. Молдо-приднестровское урегулирование конфликта в контексте особенностей массового сознания жителей обоих берегов Днестра

 Е.М. Бобкова, доцент кафедры Социологии ПГУ им. Т.Г.Шевченко, директор НЦАИ «Новый Век», к.с.н.

 
Молдо-приднестровское урегулирование конфликта
в контексте особенностей массового сознания
жителей обоих берегов Днестра
 
Аннотация: В статье анализируются события современного периода взаимоотношений Молдовы и Приднестровья, и их отражение в массовом сознании жителей обоих берегов Днестра. Затрагиваются вопросы касающихся повседневной жизни людей. Представлены результаты исследования - доверия как показателя сплоченности общества
Ключевые слова: молдо-приднестровского урегулирование, конфликт, рабочие группы, Молдова, Приднестровье, политические трансформации.
 
The Moldovan-Transnistrian conflict settlement in the context of mass consciousness of the inhabitants of both banks of the Nistru River
 
Abstract: the article analyzes The events of the modern PE-review of relations of Moldova and Transnistria, and their reflection in the Mac совом consciousness of the inhabitants of both banks of the Dniestre. Address issues concerning people's daily life. Presents the results of investigation of the trust as an indicator of social cohesion
Keywords: Moldo-Transnistrian settlement the conflict, working groups, Moldova, Transnistria, political TRANS-formation.
 
События современного периода взаимоотношений Молдовы и Приднестровья ярко свидетельствуют о том, что действия сторон в рамках молдо-приднестровского урегулирования далеко не всегда учитывают особенности массового сознания жителей обоих берегов. Зачастую решения принимаются без серьёзного научного обоснования, как степени их соответствия уже существующим ценностям в массовом сознании населения, так и без прогноза социальных последствий подобных трансформаций.
В то же время необходимо отметить, что число документов, регламентирующих вопросы взаимодействия Молдовы и Приднестровья, в плане  экономического, социального и культурного развития, в интересах населения довольно значительно. Среди первых документов определивших основные принципы во взаимоотношениях Приднестровья и Молдовы следует упомянуть «Протокол согласованных вопросов» (11.03.1996) Снегур – Смирнов[1], и «Меморандум об основах нормализации отношений между Республикой Молдова и Приднестровьем» (08.05.1997, Москва)[2].
Меморандум содержал новый подход сторон к вопросу урегулирования, обязав стороны к взаимосогласованному рассмотрению проблем.  Позволяя закрепить достигнутые ранее договоренности и предоставляя Приднестровью право самостоятельно устанавливать и развивать экономические, научно-технические и культурные связи с другими государствами. Подписание сторонами конфликта этих документов свидетельствовало о преодолении «глухой поры» и некоторой нормализации переговорного процесса. Далее стороны сосредоточили свои усилия на согласовании позиций, что позволило обозначить общие контуры предстоящих соглашений
Для успешности работы по согласованию позиций определяющее значение имело нахождение общей формулы действий. Так согласно «Протоколу рабочей встречи руководства Республики Молдова и Приднестровья» (24.05.1997),[3] подписанному И.Н. Смирновым и П.А. Лучинским были созданы комиссии Сторон для координации и обеспечения переговорного процесса для выработки проектов соглашений по следующим направлениям: внешне экономическая деятельность;  взаимодействие таможенных служб; образование; борьба с преступностью.
Одним из важнейших документов явилось «Соглашение об организационных основах социально-экономического сотрудничества между Республикой Молдова и Приднестровьем»  от 10.11.1997. В данном соглашении, ориентированном на повышение эффективности использования экономического потенциала сторон прописано создание Объединенной Комиссии по социально-экономическому сотрудничеству между Молдовой и Приднестровьем, которая для осуществления своих функций создает объединенные постоянно действующие рабочие группы[4]
Таким образом, около 16 лет с переменным успехом действует структура ориентированная на разработку основных направлений социально-экономического сотрудничества между Молдовой и Приднестровьем. В рамках деятельности которой происходит обсуждение «… механизмов, форм и методов осуществления на практике основных направлений социально-экономического сотрудничества; … проблем топливно-энергетического комплекса, транспорта, связи и информации, финансово-кредитных. Осуществляется подготовка и проведение совместных мероприятий, семинаров, встреч, связанных с развитием торгово-экономического и социально-культурного развития»[5].
Рабочими  группами проводится значительная работа, в то же время она не всегда может быть реализована в полном объеме. О чем свидетельствует Протоколы заседаний «Постоянного совещания по политическим вопросам в рамках переговорного процесса по приднестровскому урегулированию»: Россия, Украина ОБСЕ. На встрече прошедшей 04 – 05.09.2003 (В. Шова – В. Лицкай) экспертами была выражена озабоченность длительным отсутствием прогресса в разработке решений экономических вопросов. В связи с чем, было рекомендовано «…незамедлительно приступить к выработке порядка регистрации экономических агентов с 1 января 2004 года, а также механизма взаимодействия в банковской сфере; и поддержать намерение сторон создать рабочую группу по рассмотрению вопросов собственности и приватизации»[6]. На заседании 01– 02.10.2003 присутствующими подчеркивалась длительность отсутствия прогресса в разрешении проблем в сфере телекоммуникаций. Была поддержана идея о необходимости создания группы экспертов по вопросам налогов и бюджета.
На современном этапе[7]членами рабочейэкспертной группы в области гуманитарных и социальных вопросов подписан пакет документов, определяющих механизм получения пенсий при переезде граждан из Молдовы в Приднестровье и обратно на постоянное место жительства.  Стороны пытаются обеспечить возможность бесперебойного  получения пенсионного пособия до момента получения документов на новом месте проживания в другом государстве.
Проблема интеграции инвалидов в общество также нашла свое место в повестке заседаний. Обсуждались возможности реализации проекта «KeystoneHumanServiseInternetionalMoldovaAssociation» в области дезинститунализации детей и взрослых лиц с ограниченными возможностями и развитии социальных услуг для данной категории лиц. Рассматривался механизм взаимодействия компетентных органов Молдовы и Приднестровья, касающиеся инвалидов-спортсменов.
Еще одним вопросом, стоявшим в повестке дня встречи рабочей группы, стало взаимодействие сторон в деле защиты прав детей, проблемы попечительства и опеки. Обсуждалась возможность более упрощенного механизма международного усыновления детей.   Уделялось внимание необходимости обмена информацией в части законодательства по реабилитации жертв политических репрессий.
В то же время, ряд вопросов, касающихся повседневной жизни людей на обоих берегах Днестра, к сожалению, не попадает в повестку дня заседаний экспертных (рабочих) групп. В частности, не урегулирован вопрос о начислении трудовых пенсий, расчете трудового стажа среди лиц работающих и в Молдове и в Приднестровье (например в сфере высшего образования). Не ясен механизм взыскания алиментов с родителей. Данная проблематика, к сожалению, не входит в повестку рабочих групп. Учитывая важность этих вопросов, экспертное сообщество рекомендует внести их в повестку дня. По прежнему, актуальна проблематика взаимного признания актов гражданского состояния и документов об образовании  (впервые вопрос поднят в рамках заседания комиссии от 16 мая 2001 года).
 На фоне социально-экономических преобразований, не всегда учитывающих интересы населения обоих берегов Днестра (или прямо противоречащих им), в обществе возрастает социальная напряженность, наблюдается утрата значительной частью населения социальных ориентиров, уверенности в завтрашнем дне. Современная политическая ситуация в Молдове и Приднестровье отличается крайней нестабильностью, и не готовностью (или неспособностью) властей урегулировать сложившуюся ситуацию.
Существование и успешное функционирование государства и общества в целом (а постконфликтного в особенности) нуждается в постоянном укреплении своей целостности. Это свойство любой жизнеспособной системы обеспечивается адекватностью состава ее элементов отношениям, их связывающим.
В социальной системе  – это, прежде всего, соответствие общих и частных потребностей и меры их удовлетворения. Абсолютизация общих интересов становится подоплекой к насильственному удержанию отдельных  регионов в составе государства, а противопоставление частных интересов общим ведет к сепаратизму. Решать это противоречие в целях сохранения целостности систем возможно только на путях перманентного согласования интересов.
Как подчеркнул в своем «Отчете о Правах Человека в Приднестровском Регионе Республики Молдовы» старший эксперт Томас Хаммарберг[8] «…люди должны в максимально возможной степени быть защищены от неблагоприятных последствий текущей политической ситуации.  Это может потребовать некоторых продуманных дипломатических действий и готовности согласовать конкретные поэтапные предложения, которые служили бы созданию доверия, и, что более важно, имели смысл для лиц, чьи интересы ущемлены» [9].
В современных условиях,  поддержание общественной дискуссии является важной миротворческой задачей экспертного сообщества и гражданских обществ Молдовы и Приднестровья. Выход из кризиса невозможен без восстановления доверия к обязательствам друг друга, и важно понимать, какое именно доверие необходимо в контексте постконфликтного развития, в качестве фактора эффективного устойчивого развития региона.
Состояниедовериявыступаетоднимизусловийтого, к какому устройствупридетконкретноеобщество. Поэтомумногиечертысовременного состояния молдо-приднестровских отношений  можно рассматриватькакследствиеприспособлениясубъектов конфликта к дефициту доверия.
Результаты проведенного исследования в феврале-марте 2013 года[10] свидетельствуют о том, что в современной Молдове и Приднестровье наблюдается довольно настороженное отношение к межличностному взаимодействию. Так практически две трети опрошенных на обоих берегах Днестра считают, что «в отношениях между людьми следует быть осторожными». И только пятая часть респондентов уверена, что «большинству людей можно доверять».
Можно предположить, что уровень межличностного доверия определяется социоструктурными характеристиками, но этот факт не находит своего эмпирического подтверждения. Например, влияние возраста респондентов на уровень межличностного доверия не имеет статистически значимого уровня, а кривая зависимости волнообразно колеблется вокруг «среднего».
В среднем 24% респондентов ответили, что «большинству людей можно доверять» (склонные к доверию), и 68% , что «надо всегда быть предельно осторожным» (склонные к осторожности), остальные респонденты затруднились с ответом.
Косвенным подтверждением достаточно высокого межличностного доверия выступает и показатель сплоченности общества. Причем количество указавших на преобладание в обществе «согласия и сплоченности» среди приднестровских респондентов на 15% больше, чем среди опрошенных в Молдове.
Также обращает на себя внимание высокая степень ориентации на консолидацию, которая прослеживается на обоих берегах Днестра. Пятая часть опрошенных в Приднестровье и треть респондентов из Молдовы «не готовы объединиться, даже если идеи и интересы совпадают».
Результаты исследования выявили степень межличностного доверия (выше среднего) как внутри социума, так и в рамках межличностного восприятия конфликтующих сторон, также полученные результаты  свидетельствует об устойчивом разочаровании и недоверии действиям власти. «Средний» уровень межличностного доверия определяется наличием в  обществе ресурсов для самоорганизации, при существенно ограниченном институциональном ресурсе доверия, когда власть в полном объеме не способна контролировать ситуацию.
Как показывают исследования  российских социологов «… «Срединные» по всем параметрам общности демонстрируют серьёзный потенциал роста социального капитала, востребованность позитивных инициатив власти, и готовность социума к их восприятию»[11]. Устойчивость подобных ожиданий говорит о готовности постконфликтного общества  к восприятию мер по урегулированию конфликта.
В социуме различаются такие типы целостности как механическая, (гомогенная) целостность, основанная на тождестве ее элементов и гетерогенная, более сложная целостность, основанная на структурно-функциональной взаимообусловленности ее элементов и подсистем. Гомогенная целостность, как более простая, достигается усилением централизованной власти, навязыванием единой идеологии, устранением инакомыслящих и сомневающихся, укреплением императивных норм публичного права. Отрицательными последствиями такой стратегии и тактики со  временем становятся пассивность и безответственность основной массы граждан, нарастание протестных движений вплоть до мятежей и, как результат всего этого, всеобщая утрата доверия между субъектами социального взаимодействия, экономическая стагнация и распад некогда могущественных государств.
По справедливому утверждению М.Вахтиной: «Одним из наиболее сложных и важных видов доверия является доверие к институтам, и прежде всего, к государству»[12].
Политические трансформации последнего времени разворачивающиеся в Молдове и Приднестровье существенно повлияли на общественные настроения. Обострение затяжного политического (или даже властного) кризиса в Молдове привело к снижению доверия не только к действиям власти в целом, но и конкретных политических лидеров в частности.
 Так недавняя смена политических элит по мнению 42,5% опрошенных приднестровцев на уровень доверия между людьми никак не повлияла. На правом берегу этого мнения придерживаются только 24,1%.
Отрицательное влияние смены власти в большей степени подчеркивают жители Молдовы  – 41,8%, среди  приднестровцев придерживающихся такого мнения меньше на 12,2%. Тогда как, на положительные тренды указывает приблизительно равное число респондентов в Молдове и Приднестровье  (16,8% и 18,9% соответственно).
Для восстановления доверия между сторонами конфликта сохраняется хорошая основа – доверительные отношения между простыми людьми, проживающими здесь по обоим берегам Днестра. Рассчитанный по результатам опроса населения  Приднестровья (1,24) и Республики Молдова (1,34)  индекс доверия, друг к другу оказался примерно одинаковым и довольно высоким.
Данные опроса подтвердили выявленные ранее тенденции, касающиеся межличностного доверия. Общее положительное мнение в своих оценках соседям выражает подавляющее большинство ответивших обоих регионов. Как молдаване, так и приднестровцы позитивно отзываются о людях, проживающих на противоположном берегу Днестра (75,0% приднестровцев с доверием относятся к гражданам Республики Молдова, и 61,5% опрошенных в Республике Молдова выражают доверие населению Приднестровья). Следовательно, общественное мнение людей, проживающих на обоих берегах  Днестра, сводится к тому, что они готовы к развитию благотворного диалога, но политические элиты тормозят переговорный процесс.
Следовательно, затянувшийся политический конфликт не имеет социально-психологических корней в общественном мнении. И его решение мирными средствами затягивается лишь сложившимся политическим противостоянием на международной арене. Это наглядно отражается и в анализе результатов опроса общественного мнения на обоих берегах Днестра по вопросу «Каким властям Вы больше доверяете?». И в Приднестровье, и в Республике Молдова на первом месте  оказалась Россия. С нею связывают свои надежды на мирное будущее подавляющее большинство приднестровцев (70,2%) и почти половина (46,8%) опрошенных в Республике Молдова. На  втором месте, по уровню оказанного доверия, оказались свои органы власти в каждом из этих регионов, хотя и значительно ниже, чем к руководству России. Это мнение высказали 15,8 % опрошенных приднестровцев и  23,4 % молдаван. ЕС пользуется доверием лишь у 7% приднестровцев и 13,4% респондентов на территории Республики Молдова. Другие участники переговорного процесса «5+2» пользуются гораздо меньшим доверием населения. Следовательно, только дальнейшая реальная демократизация политических систем, обеспечивающая полное волеизъявление народа при поддержке России и невмешательстве со стороны других международных сил могут обеспечить мир, благополучие граждан и не навязанную извне, а объективно обусловленную политическую целостность государства в Приднестровье.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
 
Батыгин, Г.С. Лекции по методологии социологических исследований. Учебник.  М.: Аспект-Пресс, 1995. - 286 с.
Богданова, Е.В. Структура доверия в отношениях «клиент – банк» //Журнал социологии и социальной антропологии. 2005. – Т.8. – № 1. – С. 89
Заболотная Г.М. Феномен доверия и его социальные функции // Вестник РУДН.  Сер. социология, 2003. –  № 1(4). – С. 67-73.
Ильин, И. А. О сущности правосознания / И. А. Ильин. М.: Изд-во «Рарогь», 1993. –  235 с.
Парсонс Т. Система современных обществ /Перевод, с англ. - М.: Аспект Пресс, 1998. –  270 с.
Штомпка П. Социальное изменение как травма // Социологические исследования.  –   2001. –  № 1. –  С. 6 – 16.
Штомпка П. Социология. Анализ современного общества: Пер. с польск. СМ. Червонной. – М.: Логос, 2005. – 664 с.
 Экономика и социология доверия: Монография (под ред. Веселова Ю.В.), Веселов Ю.В., Капусткина Е.В., Минина В.Н. и др. СПб.: Социол. об-во им. М.М. Ковалевского, 2004. – 192с.
 
 
 
 
 
 
 


[1] Переговорный процесс между Приднестровской Молдавской Республикой и Республикой Молдова в документах / Под общ. Ред. В.В. Ястребчака. [на рус., англ. и нем. яз.] − Бендеры: Плдиграфист, 2011. с. 34.
[2] Переговорный процесс между Приднестровской Молдавской Республикой и Республикой Молдова в документах / Под общ. Ред. В.В. Ястребчака. [на рус., англ. и нем. яз.] − Бендеры: Плдиграфист, 2011. с. 38.
[3] Переговорный процесс между Приднестровской Молдавской Республикой и Республикой Молдова в документах / Под общ. Ред. В.В. Ястребчака. [на рус., англ. и нем. яз.] − Бендеры: Плдиграфист, 2011. с. 42.
[4] Соглашение об организационных основах социально-экономического сотрудничества между Республикой Молдова и Приднестровьем (10.11.1997)
[5] Ст.2. Соглашение об организационных основах социально-экономического сотрудничества между Республикой Молдова и Приднестровьем (10.11.1997).
[6] Протокол заседания «Постоянного совещания по политическим вопросам в рамках переговорного процесса по приднестровскому урегулированию» (04-05.09.2003) Шова-Лицкай: Россия, Украина ОБСЕ.
[7] Под современным этапом мы рассматриваем последние 2 года. За этот период прошли 4 встречи рабочих экспертных группв области гуманитарных и социальных вопросов.  
[8] Томас Хаммарберг был Комиссаром Совета Европы по правам человека (2006-2012); Генеральным
секретарем Международного центра Улофа Пальме (2002-2005); Послом правительства Швеции по
гуманитарным вопроса (1994-2002); Региональным советником по Европе, Центральной Азии и Кавказу
для Верховного комиссара ООН по правам человека (2001-2003); Специальным представителем по
правам человека в Камбодже (1996-2000); членом Комитета ООН по правам ребенка (1991-1996);
Генеральным секретарем организации «Спасем детей», Швеция (1986-1992); Генеральным секретарем
«Международной амнистии» (1980-1986).
[9] Отчет о Правах Человека в Приднестровском Регионе Республики Молдова, старшего эксперта Томаса Хаммарберга. стр. 41.
[10] Отчет по результатам социологического исследования « Социальное взаимодействие в
изменяющемся обществе: построение доверия и стабильности, проведенного независимым центром аналитических исследований «Новый Век» (Приднестровье) и исследовательским центром «ИнформЭксперт» (Молдова), в феврале – марте  2013 года. Данное исследование осуществилось при содействии Программы «Поддержка мер по укреплению доверия», которая финансируется Европейским союзом и со-финансируется и внедряется Программой развития ООН (ПРООН).
[11] Вахтина М. Доверие к государству к государству как фактор повышения его эффективности. Журнал институциональных исследований Том 3, № 3. 2011
[12] Вахтина М. Доверие к государству к государству как фактор повышения его эффективности. Журнал институциональных исследований Том 3, № 3. 2011