КОНКУРС
на лучшую научную и научно-публицистическую работу по теме: Молодежная политика. 
Цифровая экономика.

Текущий номер

Е.Л.Рябова. Экономика России: сопряжение космополитических и национальных проблем. Часть первая

 Совет по межнациональным отношениям при Президенте РФ

 
Рябова Е.Л., доктор политических наук, главный редактор международного издательского центра «Этносоциум»
 
Экономика России:
сопряжение космополитических и национальных проблем
Часть первая
 
 
Одним из важнейших негативных факторов, влияющих на состояние экономики РФ, является отсутствие взаимопонимания и взаимодействия населения и власти, бизнеса и производства в межнациональном и в национальном вопросе.
Вопросы идентичности. Разрушение единой государственно-плановой экономики СССР и трудный процесс становления рыночной экономики («лихие 90-е») привели к разрыву или деградации хозяйственных связей, дефициту доверия между людьми. Сыграло свою роль и крушение советской идентичности, в результате которого естественным фактором самоопределения, сплочения и социализации граждан России стала идентичность национальная. Процесс восстановления доверия через хозяйственные связи на этнической основе (сотрудничество, освоение рынков, вытеснение конкурентов и пр.) стартовал первым и принес ощутимые и заметные плоды представителям национальностей с высокой степенью этнической идентичности. Соответственно, представители национальностей со слабым самосознанием (прежде всего, русские), оказались аутсайдерами рыночной гонки1. Это позволило некоторым экспертам рассуждать о якобы «нерыночном менталитете» русских, забывая досоветский период. Скорее здесь следует говорить о размытом самосознании, разрушении национальной общности глубоким недоверием, ампутации умения налаживать хозяйственные связи и замене его на госрегулирование и о многих других эффектах того грандиозного эксперимента, каким был Советский Союз, отразившихся прежде всего на русских. При всем обилии форм деятельности в среднем и нижнем секторах российской негосударственной экономики до сих пор можно вычленить корпоративно-клановые структуры, сложившиеся на этнической основе и «русский бизнес», медленно преодолевающий свою изначальную разобщенность. Причем речь идет не о противопоставлении, а, наоборот, о сходном отношении к государству как арбитру на экономическом поле игры. Если для этноклановых структур с характерным для них диаспоральным мышлением такой арбитр изначально представляется чуждым надзирателем, отношения с которым варьируют от добросовестного сотрудничества до попыток его подкупить или заменить своим; то и для «русского бизнеса» характерно подобное отношение, вызванное тем, что арбитр агрессивно подчеркивает свою обособленность и равноудаленность. Таким образом, возникает редкая для развитых стран ситуация, когда бОльшая часть отечественного бизнеса воспринимает государство как нечто чуждое, как зло, которого можно избежать, скрываясь в тени, выводя активы, уходя в оффшоры. Значительная доля крупных и средних «субъектов хозяйственной деятельности» России имеет оффшорный и полуоффшорный характер. Иными словами – их реальные владельцы неизвестны, а центры принятия решений находятся за рубежом. Это касается даже госкорпорациий и иных предприятий с большой долей государственного капитала.
По данным депутата Госдумы Федорова, который долгое время возглавлял комитет по экономической политике и предпринимательству, 95% крупных и крупнейших российских компаний зарегистрированы в оффшорных зонах. Насколько эти данные точны – сложно сказать, но известно, что из 50 крупнейших российских частных компаний с совокупной выручкой 16 триллионов рублей 46% зарегистрированы в оффшорных зонах. Похожие данные приводит и бывший глава думского комитета по промышленности Сергей Себко – в оффшорах зарегистрировано 295 системообразующих российских предприятий, относящихся к добыче полезных ископаемых, энергетике, инфраструктуре. В Европе же не более 4% крупнейших и крупных компаний контролируются владельцами из оффшорных юрисдикций, а в США их число составляет 2%.
Даже наши госкорпорации, верные столпы российской государственности, и те предпочитают действовать через оффшорные зоны: по некоторым данным, до 90% сделок они совершают в иностранной юрисдикции.
Впрочем, одними сделками их тесная связь с оффшорами не ограничивается. Так, у «Роснефти», только по официальным данным, одиннадцать дочерних предприятий зарегистрированы в оффшорных зонах. В прошлом году «Ростехнологии» перепродали кипрской компании Nordcom 45,42% акций единственного в России производителя титана — корпорации «ВСМПО-Ависма». Так же в оффшоры выведена значительная часть активов «Роснано», «Газпрома», Зарубежнефти», «Росатома», «Аэрофлот», РЖД, «Русгидро», «Росагролизинг». Исходя из этого, наличие в России независимой национальной экономики можно подвергнуть сомнению. Почти вся наша хозяйственная деятельность отслеживается и частично контролируется из зарубежных оффшоров, а деньги, вырученные в России, возвращаются туда же. Такая модель носит полуколониальный характер и угрожает суверенитету государства
Мы не призываем к автаркии (вряд ли она нужна и сегодня определенно невозможна), но описанный дисбаланс российской экономики делает ее патологически чувствительной к таким, например, событиям, как кипрский финансовый кризис весны 2013г. «Равноудаленная» позиция государства и отсутствие ясных национальных ценностей и защищаемого от внешних угроз национального единства очень дорого обходятся экономике. Одним из вариантов оптимизации могло бы стать возможное корпоративное сплочение (в т. ч. экономическое) общества и государства на базе новой идентичности - российской политической нации.
Американцы как состоявшаяся нация иммигрантов, т.е. гораздо более разнородный и многонациональный субстрат, нежели население РФ, еще с прошлого века говорят о себе как о великой нации великой страны с великой историей (и это звучит ежедневно во всех новостях).
И только Россия каждые сто лет пытается начать все сначала в ущерб себе. События на Кипре есть прецедент, многократное повторение которого неизбежно. Национальная экономика как полноценный институт возможна лишь при сильном национальном государстве с работающим механизмом сплочения, взаимного доверия и сотрудничества населения и власти. Этот механизм называется национальной идеей и он лежит в основе защиты государством своих граждан, своих предпринимателей и своих экономических и политических интересов внутри страны и за ее пределами.
Презрев тысячелетний опыт построения и развития России вокруг русской идеи, мы встаем на путь конструирования идентичности на базе формальных юридических схем, усугубляя разрыв меж властью и обществом.
Описанный во множестве работ юридический нигилизм, свойственный населению страны, не оставляет никаких шансов объединению, созданному на основе нормативного текста, паспорта и флага. Для успешной трансформации космополитической экономики в национальную нужна устойчивая «точка сборки» - ось, вокруг которой будет нарастать экономическая мощь государства. Этой осью должна стать русская национальная идея, положенная в основу российской гражданской нации.
Именно об этом говорит Президент Российской Федерации В.В. Путин в статье «Россия: национальный вопрос» - «Российский опыт государственного развития уникален. Мы многонациональное общество, но мы единый народ. Это делает нашу страну сложной и многомерной… Великая миссия русских – объединять, скреплять цивилизацию»2.
 
Продолжение следует
 
1. Рыжова С.В. Восприятие социального неравенства и стратегии экономической мотивации этнических групп // Социальное неравенство этнических групп: представления и реальность. М., 2002.
2. Путин В.В. Россия: национальный вопрос. // Независимая газета. 23.01.2012.