КОНКУРС
на лучшую статью
(тезисы, размышления) по проблемам государственной национальной политики в Российской Федерации

Текущий номер

Рябова Е.Л., Алтуфьев Д.Ю. Русский фольклор как важнейший фактор национального и культурного строительства

 

Рябова Е.Л., доктор политических наук, профессор. Директор издательства «Этносоциум и межнациональная культура».

Алтуфьев Д.Ю., ветеран ВС, заместитель руководителя.

 

Русский фольклор как важнейший фактор национального и культурного строительства

 

Вопрос сохранения и приумножения национальных традиций для сегодняшней России – едва ли не основной вопрос. По существу проблема соотношения традиций и новаций, которая стоит сегодня перед любым народом, для России является сверхактуальной. Она сегодня вышла далеко за пределы чисто академических рассуждений и стала вопросом выживаемости России в глобальном мире.

Развиваясь в течение многих веков, русские культурные традиции естественно и безупречно выполняли функцию не только духовной скрепы народа, но и функцию адаптации национальной культуры к жизни общества, адаптации человека к национальной государственности. «Российское государство создавалось как единение народов, системообразующим ядром которого исторически выступал русский народ. Современное Российское государство объединяет основанный на сохранении и развитии русской культуры и языка, историко-культурного наследия всех народов России единый культурный (цивилизационный) код» (Стратегия государственной национальной политики Российской Федерации на период до 2025 года).

Процесс создания единого устойчивого государства всегда подразумевает выделение единой культурной доминанты в качестве основного стержня культурного строительства, вокруг которого формируется сложная сеть этнокультурных моделей, существующих в таком сложном организме, как Российская государственность. Именно в этом состоит государственный интерес.

Проводимая в Российской Федерации с начала 1990-х годов политика дерусификации наряду с полупроизвольным конструированием национальностей и несистемным подходом к выявлением приоритетов  в государственной поддержке тех или иных этнических общностей имела для общества печальные последствия. В результате в стране поколение за поколением планомерно уничтожалась русская народная культура, традиции,  фольклор… Особенно этот процесс заметен на селе, где на протяжении нескольких поколений предпринимались попытки ликвидации «неперспективных деревень», политика массовых переселений и т.д.  Попытки сохранить традицию прослеживаются дольше всего в русских субэтнических общностях (казачество, старообрядцы и пр.), но такие устойчивые общности, наученные горьким историческим опытом, всегда дистанцировались от государства, а государство, в свою очередь, относилось к ним с опаской. Русское самосознание в советское время пытались подменить «советским», в последние двадцать лет упорно навязывали представление о неких «россиянах»… На практике же продолжалось прежнее выкорчевывание русских корней, что привело к распаду звеньев передачи культурных традиций, к маргинализации и уходу русской культуры, русского фольклора в полуподпольное состояние.

В то же время не исчезающий интерес к русской культуре со стороны мирового сообщества, «запрос» на него по всем направлениям, включая чисто «рыночный» интерес,  вызвал создание «государственных» «русских» творческих коллективов, представлявших СССР (т.е. Россию в понимании потребителя) за рубежом. Произошла конверсия иконописцев Палеха, Мстёры,  Федоскино, Гжели, Семенова возникли государственные «народные промыслы» Гжели, Дымково и др. Их отличает  некая ориентированность на Запад и иногда полуказенный характер. Многолетняя насильственная оторванность русских от своей культурной традиции уже в годы «оттепели» привела к появлению и распространению прежде всего среди городской интеллигенции так называемого «деревенского стиля», вызванного острым интересом к своим корням. Правда, интерес этот носил не национальный характер, а скорее этнографический и атрибутивный.

Государственная поддержка народного творчества и фольклора этносов СССР, проводившаяся на уровнях национальных и автономных республик, краев, областей и округов, позволяла сохранить самобытность и развиваться любой народной культуре, нередко состоявшей только из фольклорных элементов. Это, конечно, хорошо, поскольку способствовало сохранению национальной самобытности народов. Однако создалась диспропорция  в развитии народной культуры, ставшая следствием вымывания из общества русской народной культуры на фоне государственной поддержки культур других народов, даже самых малочисленных. Она  увеличивалась  десятилетиями. Этот процесс продолжается и поныне. 

Разрыв связей культура-общество-государство сводит на нет роль русских (почти 80% населения РФ) как основы российской государственности, рушит их отождествление с государством и ответственность за него и сводит конституционный источник власти в стране – народ – к простой совокупности населения, оказавшейся на 1991 г. в границах РСФСР. Такое развитие событий представляет прямую угрозу безопасности государства и дает повод для глубоких системных изменений в культурной политике России, которые смогут осуществиться только через переосмысление роли русской народной культуры в обществе, стратегической роли государства в культуре вообще и меры его ответственности за культурную жизнь населения.

Одним из главных ресурсов обеспечения государственной культурной политики является сеть учреждений культурно-досугового типа, которая более чем на 90% находится на муниципальном уровне.

Такой баланс сети имеет исторические корни, т.к. основная сеть формировалась как культурно-просветительская и находилась в собственности государства (до 1917 года, со времён просветителя Новикова). В советское время эти учреждения были призваны вести прежде всего идеологическую, работу. Сегодня концепция клубных учреждений формируется исходя из основного показателя – посещаемости, - который и был закреплен в нормативных документах и государственной статистике.

Вместе с тем, уровень обеспеченности субъектов Российской Федерации учреждениями культуры по отношению к утвержденным Правительством Российской Федерации социальным нормативам и нормам оставляет: культурно-досуговыми учреждениями – 55%, библиотеками – 63%.

При этом следует отметить, что за последние 20 лет на селе произошло резкое сокращение сети учреждений культуры. Сеть сельских клубных учреждений, порой единственных центров культуры в поселении, по сравнению с 1990 г. сократилась на 23% (14,2 тыс. единиц), а их вместимость на треть (2010г. – 60 мест на 1000 жителей по сравнению с 1990г., когда на 1000 жителей приходилось  90 мест). Сегодня 2/3 сельских населенных пунктов страны (105 тысяч) вообще не имеют учреждений культуры.

В настоящее время в соответствии с бюджетным законодательством Российской Федерации органы самоуправления многих поселений, имеющих  крайне скудные бюджеты, практически лишены возможности содержать в надлежащем состоянии сельские учреждения культуры и финансировать их деятельность. С другой стороны, в силу низкой платежеспособности сельчан активно развивать на селе платные услуги в области культуры в настоящее время невозможно. Таким образом, создается своеобразный замкнутый круг: государство само не может выделить средств для развития национальной культуры и в то же время закрывает глаза на то, что у местных бюджетов денег на это нет, равно как и нет возможностей их получить из других источников. При этом когда речь идет о культуре других народов, то находятся статьи бюджета, источники финансирования, которые позволяют мобилизовать материальные ресурсы. Что же касается русской культуры, то  здесь эти пути, как правило, закрыты.

Дисбаланс развития культурных учреждений между городом и селом усугубляется диспропорцией между субъектами федерации. По оценкам и расчетам специалистов межрегиональные различия между минимальным и максимальным объемом бюджетного финансирования достаточно однородных видов культурных учреждений могут сегодня достигать для домов культуры 25 крат. Такую ситуацию невозможно оправдать природно-климатическими, транспортными и другими различиями, которые приводят к объективному удорожанию стоимости бюджетных услуг. Нетрудно догадаться, что в худшем положении традиционно оказываются русские регионы.

Ситуация усугубляется политической конъюнктурой, которая позволяет русскому населению проявлять национальное самосознание и зачатки самоорганизации исключительно в культурных формах. Поэтому русские фольклорные коллективы чувствуют некую свою ущербность в отсутствии инструментов политической поддержки, какими для других являются «титульные» республики, национально-культурные автономии и влиятельные диаспоры.

Инерционно-затухающие импульсы унаследованной  государственной политики приводят к резкой неравномерности развития, разрушению единого культурного пространства России, трудностям в реализации межрегиональных культурных проектов и программ. Одним из показателей этого является снижение интереса населения к деятельности учреждений культуры.

Сегодня необходимо обратить особое внимание на работу культурно-досуговых учреждений, особенно в сельской местности, поскольку уже созрели все социально-экономические и культурные условия для пересмотра их концепции, сети, типов, содержания, форм и методов деятельности.

                        Необходима специальная комплексная государственная программа поддержки русского фольклора. Массовым учреждениям  культуры клубного типа необходимо оказать помощь в осуществлении стратегического планирования  организации досуга населения, в том числе через информационно-аналитическую и практически-организационную  работу. Эта миссия сегодня  возложена на сеть региональных домов (центров) народного творчества, одним из ключевых направлений в деятельности которых  является методическая, организационная и  информационная поддержка клубных учреждений на селе, обеспечение их оптимального и эффективного вхождения  в новые экономические и административные условия.  Однако реальные результаты этой работы пока ещё слабо  просматриваются. На это необходимо сегодня обратить особое внимание.

Перед сферой культурно-досуговой деятельности стоят следующие задачи:

- обогащение структуры досуга граждан позитивными развивающими занятиями путем использования накопленных столетиями  культурными ресурсами, которые выдержали проверку временем и несут в себе мощный гуманистический потенциал;

- развитие творческих способностей граждан как условия для воспитания (не побоимся этого слова) активной, трудоспособной, здоровой физически  и нравственно личности;

- содействие социализации подрастающего поколения путем вовлечения в коллективные формы досуга (в частности, клубные формирования, массовые культурно-просветительные акции);

- содействие формированию здорового социально-психологического климата в местных сообществах, остановка процесса деградации населения в селах и малых городах;

- сохранение, тиражирование и ретрансляция по всей территории России единого культурного пространства, основанного на сохранении и развитии русской культуры.

Распространение единого культурного пространства должно стать залогом созидания общероссийской идентичности и основой взаимопонимания и взаимоуважения между народами Российской Федерации.

К сожалению, во многих регионах страны национальная политика ограничивается проведением этнических «фестивалей искусств» и составлением программ «развития толерантности». Создается впечатление, что разработка программ культурного обмена и толерантности сегодня чаще всего становится самодовлеющей задачей. Зачастую они принимаются из конъюнктурных соображений и носят декларативный характер, хотя на их проведение выделяются серьезные бюджетные средства. В таких моноэтничных регионах, как, например, Ярославская или Воронежская области, это вызывает недоумение у большинства населения, которое вряд ли живет безбедно.

Такая политика сегодня уже оборачивается появлением вторичной, искусственно создаваемой ксенофобии  среди населения. Создаваемой по недомыслию чиновниками, у которых нет профессиональных навыков работы в культурных учреждениях, работы с населением. А ведь это население живет в условиях конкретной социально-экономической и этнокультурной ситуации. Критерии оценки эффективности такой работы взяты из старого идеологического багажа: «валовые показатели» и «охват населения», т.е., чем больше проведено фестивалей и праздников и чем они многолюдней (хотя бы на бумаге) – тем лучше. Эффективность таких мероприятий, на которые потрачены большие государственные средства, обычно остается «за кадром».

В сложившихся условиях попытки прививать терпимость русской молодежи лекциями «об обычаях и особенностях живущих в России народов», попытками познакомить многочисленных мигрантов, часто нелегальных, приехавших в Россию на заработки, с русской культурной, что является сейчас ядром программ по внедрению толерантности, по меньшей мере непродуктивно.

Чувствуя себя окруженной со всех сторон агрессивно чуждыми национальными обычаями и наблюдая девиантное поведение «провокаторов ксенофобии», испытывающая «синдром осажденной крепости» русская молодежь способна выдать лишь ответную  агрессию.  В последнее время печальные примеры этого мы видим во многих русских городах, и власти, к сожалению, ничего вразумительного сказать по поводу событий в Москве, Петербурге, Пугачеве, Кондопоге, других города сегодня не могут.

Большинство мигрантов, которые сегодня едут в Россию из стран – бывших республик СССР, очень хорошо знают свои исторические корни, осознают свою культурную идентичность. И это надо приветствовать; это – черты, которые должны быть у любого уважающего себя народа.

Однако русский народ также имеет право, и должен, также помнить истоки своей национальной культуры, укреплять свое национальное самосознание. Только тогда он сможет внутренне, не всплесками радикализма, а уверенностью этнической общности, связанной общими этнокультурными корнями и традициями, спокойно воспринимать комплиментарно настроенных по отношению к нему представителей других общностей. Как это было веками в нашей истории.

Именно поэтому сегодня как никогда важно на место комиссаров от культуры, наконец, поручить дело этнокультурного образования русского населения людям, которые занимаются этими проблемами профессионально, знают это дело изнутри. Только при такой целенаправленной работе возможно изжить в конце концов проявления межэтнической напряженности в нашей стране.

Иного пути к решению этих проблем не существует.

Проблема осознания и использования в позитивном, государственном ключе культурно-просветительской миссии русского фольклора находится в общем ряду проблем, которые необходимо решать сегодня.