КОНКУРС
на лучшую научную и научно-публицистическую работу по теме: Молодежная политика. 
Цифровая экономика.

Текущий номер

Бредихин А.В., Пономаренко Б.Т. Проблемная специфика коренных малочисленных народов

Бредихин А.В.
Кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Центра политологических исследований Финансового университета при Правительстве Российской Федерации.
Пономаренко Б.Т.
Доктор исторических наук, профессор кафедры управления персоналом ИГСУ Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации.
 
 Проблемная специфика коренных малочисленных народов

 

Замечено, что проблема сохранения этноса и развития коренных малочисленных наро

Вопросы развития коренных малочисленных народов в Российской Федерации представляются актуальными в ракурсе современного состояния межэтнического взаимодействия с учетом специфики исторического развития полиэтнического Российского государства. В Единый перечень коренных малочисленных народов (далее - ЕПКМН), утвержденный Правительством РФ в 2000г., состав включен ряд коренных малочисленной народов Севера, Сибири и Дальнего Востока, а также финно-угорских, тюркских народов и народов Кавказа. Включение их в этот документ гарантирует гражданам этой категории распространение на них действия ФЗ № 82 от 30 апреля 1999 г. “О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации” (далее - ФЗ № 82). Тем самым, гарантируется возможность их устойчивого развития, даются гарантии самобытного социально-экономического и культурного проживания. В этот состав включены также народности юкагиров, живущих в Республике Саха (Якутия), Магаданской области и Чукотском автономном округе. В данной статье предметно проанализировано положение народа, стремящегося быть включенным в ЕПКМН, - убыхов.

Из числа черкесских народов коренным малочисленным народом признаны также шапсуги, проживающие в Краснодарском крае. Их численность, согласно Всероссийской переписи населения 2010 г., - 3882 человека. Однако, реальное количество шапсугов гораздо больше, что объясняется отсутствием статистического учета шапсугов из черкесской диаспоры в Турции. На территории российского Кавказа они нередко именуют себя черкесами и адыгейцами. К числу черкесских народов относятся и убыхи.

Рассматривая вопрос происхождения убыхов, имеет смысл принять во внимание позицию ученых Института гуманитарных исследований Кабардино-Балкарского научного центра Российской академии наук. Согласно полученным данным, название убыхов – «туахъы», а сам этноним «убых» выступает адыгским наименованием этого народа. Его этнос относится к народностям абхазо-адыгейской языковой группы, предки которых зафиксированы письменными источниками на Черноморском побережье с античных времен. География их расположения простирается от реки Шахе до реки Хосты. Они были замеченытакже в прилегающих горных районах южного склона Большого Кавказского хребта (территория между Лазаревским и Адлерским районам г. Сочи Краснодарского края).

При всём симбиозе с соседними адыгскими и абхазо-абазинскими субэтносами и знании нескольких языков (по свидетельствам историков, большинство убыхов были трёхязычны. Многие из них – владели убыхским, черкесским и абхазским языками). Это не помешало убыхам сохранить свой язык, самоназвание, этническую идентичность образовав с шапсугами, абадзехами и натухаевцами “Сочинский меджлис” и просуществовать вплоть до окончания Кавказской войны (1763-1864 гг.), в ходе которой произошли драматические для убыхов события.

В 1864 г. убыхи были единственными, которые сохранили присущие им традиции, порядок, организовали аренду кораблей и в течение двух недель переместились в Турцию общей численностью до 74,5 тыс. человек, где впоследствии произошла их ассимиляция. Около ста семей остались на территории их исторической родины и были расселены в адыгских аулах Кубани и Абхазии. Впоследствии они стали проживать на территории всех республик Северо-Западного Кавказа.

Среди родственных народов, потомки немногочисленных убыхских фамилий и сегодня продолжают сохранять память о своем национальном происхождении. Этот факт отражен и в материалах Всероссийской переписи населения 2010 года, где 33 чел. указали в графе национальность «убых» (16 чел. в Кабардино-Балкарской Республике, 12 чел. в Краснодарском крае, 2 чел. в Адыгее, 2 чел. в Москве, 1 чел. в Ставропольском крае). На Всероссийской переписи населения, проходившей в 2002 г. лишь один человек указал на свою убыхскую самоидентификацию. По данным Росстата, современные убыхи в последней переписи населения указали, что владеют разными языками, в том числе адыгейским (8 чел.), адыгским (2 чел.), английским (4 чел.), армянским (1 чел.), греческим (1 чел.), кабардино-черкесским (14 чел.), немецким (1 чел.), польским (1 чел.), русским (31 чел.), турецким (2 чел.).

Несмотря на то, что носителей убыхского языка («мертвый» язык с 1992 г.) среди самих убыхов нет, их язык сохранен усилиями ученых-лингвистов, в том числе В. Томашека, Э. Бенедикша, А. Дирра, Ж. Дюмезиля, Ю. Месароша, М.А. Кумахова, С.А. Старостина и др. Известен опыт использования убыхского алфавита и грамматики, составленных А. Дирром еще в 1928 г. В алфавите 84 согласных звука, из которых четыре употреблялись только в заимствованных словах, и всего два гласных звука: «а» долгий и «а» краткий. Иинтересна своей печальной направленностью книга абхазского писателя Баграта Шинкубы «Последний из ушедших», где он описал встречу в конце 1960-х – начале 1970-х гг. с одним из редких носителей убыхского языка. В настоящее время в Кабардино-Балкарской Республике действует общественный фонд – родовое объединение «Убых-Берзек», которое объединяет представителей ряда фамилий, проживающих в Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии, Адыгее, Абхазии, Краснодарском и Ставропольском краях, а также в Турции. Это Берзековы (Берзек) в КБР (70 человек) и Турции (140 человек), Берзеговы (Бурзег) в Адыгее, Краснодарском крае и Турции (свыше 500 человек), Кишмаховы в КЧР (свыше 800 человек), Кишмария (Кишмариа) в Абхазии (свыше 400 человек).

Ученые НИИ гуманитарных исследований КБР отмечают, что процесс реинтеграции убыхов в качестве отдельной этногенетической общности имеет положительную тенденцию. Включение этноса в Единый перечень коренных малочисленных народов РФ могло бы способствовать  его  возрождению.

Известно, что позиция руководства Кабардино-Балкарской Республики в вопросе включения убыхов в Единый перечень коренных малочисленных народов Российской Федерации позитивная. Государственный Совет-Хасэ Республики Адыгея также солидарен с предложением, поддержанным депутатами КБР и считает, что включение данного этноса в ЕПКМН будет способствовать его возрождению. Однако, другой точки зрения придерживается руководство Краснодарского края, на территории которого исторически проживали убыхи. Согласно его позиции, исторические земли проживания убыхов располагаются в экономически привлекательной курортной зоне Черноморского побережья (г. Сочи). К тому же определить принадлежность к убыхскому этносу достаточно сложно, поскольку их внесение в перечень коренных малочисленных народов может обусловить значительный миграционный поток убыхов на Черноморское побережье с одновременным требованием распространения на переселенцев действия положений Федерального закона (ФЗ № 82) и потребует дополнительного финансирования из бюджета Краснодарского края. Поэтому, рассмотрение данного вопроса признано преждевременным.

Проблема обусловлена невозможностью применения государственных гарантий к убыхам в случае их включения в число коренных малочисленных народов, в т.ч из-за того, что в КБР на селе проживает лишь один убых. Музей антропологии и этнологии РАН (Кунсткамера) приводит в качестве довода о невозможности включения убыхов в перечень то, что в настоящее время на Северном Кавказе и Абхазии лишь отдельные лица, опираясь на фамильные предания, связывают себя с убыхами.

Из приведенных выше суждений приходим к следующим выводам:

Во-первых, актуализация в СМИ вопроса т.н. “геноцида черкессов” в преддверии XXII Зимних Олимпийских игр в г. Сочи способствовала появлению радикально настроенных групп, выступающих за признание адыгских субэтносов в качестве народов и воссоздание ранее исчезнувших. Подобные действия чреваты возможностью дестабилизации ситуации в регионе Северо-Западного Кавказа.

Во-вторых, вопрос о включении или отказе от включения убыхов в ЕПКМН актуализируется на фоне конфликта в Сирии и тенденции обратного мухаджирства - возвращения черкесов Ближнего Востока на историческую родину. По мнению ряда исследователей, потомки убыхов, как и других адыгских субэтносов, проживающих в Турции и Сирии, не являются чуждыми российскому многонациональному народу, а представляются потомками части убыхов, покинувших ранее родные аулы.

В-третьих, для государственной национальной политики Российской Федерации важное значение имеет сохранение исторической памяти о народах, которые проживали ранее на территории нашей страны. Представляется, что изложенная проблема заслуживает предметного изучения в плане сохранения традиций, языков и культур малочисленных народов и народностей нашего многонационального государства.

 

Список литературы:

1. Бредихин А.В. Институт старейшин и народы “черкесского мира”// Историческая память и диалог поколений в постсоветском обществе. М.: Научное общество кавказоведов, ИП Лобанов В.И., Книжный мир, 2016. С. 142-147.

2. Джапуа З.Д. Абхазская диаспора Турции: история полевых исследований// Проблемы сохранения черкесского фольклора, культуры и языка. Материалы международной научно-практической конференции памяти М.И. Мижаева, 2015. С. 98-115.

3. Калинина К.В. Теоретико-методологические основы устойчивого развития коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока// Этносоциум и межнациональная культура, 2015. № 10 (88). С. 9-14.

4. Кумахов М.А. Убыхи// Адыгская (черкесская) энциклопедия. Москва, 2006. С. 473-531.

5. Сулейманова Ш.М., Рябова Е.Л. Миграционные процессы и межнациональные, межконфессиональные отношения в России: взаимовлияние и роль СМИ// Этносоциум и межнациональная культура, 2016. № 2 (92). С. 9-20.

6. Арутюнов С.А. “Россия должна принять всех потомков мухаджиров”// Кавказская политика. [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://kavpolit.com/articles/muhadzhir-20261/.

7. В России может появиться еще один малочисленный народ// Аргументы и факты. [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.adigea.aif.ru/society/archive/1360155 .

8. Бормотова Т.М. Влияние неконтролируемой миграции на рост трансграничной преступности в европейских странах // Этносоциум и межнациональная культура. 2016. № 8 (98). С. 169-173.

9. Бормотова Т.М. Никитина И.Э. Проблемы сближения национальных законодательств стран-членов Евросоюза в вопросах миграционной политики // Этносоциум и межнациональная культура. 2016. № 1 (91). С. 51-54.

10. Рябова Е.Л., Бормотова Т.М. Адаптационные проблемы межнациональной миграции (на примере Российской Федерации) // В сборнике: Совет по межнациональным отношениям при Президенте Российской Федерации. Москва. 2015. С. 91-98.

11. Бормотова Т.М. Влияние социальных предпосылок актуализации миграции на разработку эффективной миграционной политики и ее реализацию // Культура мира. 2014. № 1. С. 52-57.

12. Бормотова Т.М., Меркурьев А.В. Главной стратегической целью межнационального и межконфессионального сотрудничества является обеспечение национальной безопасности России // Межконфессиональная миссия. 2012. № 1. С. 39-45.

13. Бормотова Т.М. Влияние образовательной миграции на национальный вопрос в Российской Федерации // Этносоциум и межнациональная культура. 2011. № 7 (39). С. 34-38.

14. Бормотова Т.М., Меркурьев А.В. Главной стратегической целью межнационального и межконфессионального сотрудничества является обеспечение национальной безопасности России // Этносоциум и межнациональная культура. 2011. № 10 (42). С. 40-46.

15. Колесникова Н.А., Рябова Е.Л., Гражданское общество в современной России Москва: Монография. – М.: Международный издательский центр «Этносоциум», Москва. 2016.

16. Протоиерей Димитрий Лескин, Русский мир: историческая миссия // Журнал «Межконфессиональная миссия» 2016. №14. С. 6 - 13.

17. Рябова Е.Л. Целостный подход в науке и его перспективы // Этносоциум и межнациональная культурам. 2014. № 4 (70). С. 187 – 189.

18. Рябова Е.Л. Культура конфликтного взаимодействия как фактор политической стабилизации: Монография. – М.: Международный издательский центр «Этносоциум», Москва. 2009.

19. Рябова Е.Л. Экономика России: сопряжение космополитических и национальных проблем // Этносоциум и межнациональная культурам. 2014. № 1 (67). С. 9 – 11.